Детство Чехова

Эволюция мысли в рассказах А. П. Чехова

Детство Чехова

Скачать |     Вернуться к списку рефератов

I. Детство. «В детстве у меня не было детства».
II. Таганрогская гимназия. Враг свободы.
III. Медицинский факультет. Чехов – кормилец.
IV. Переход в область серьеза
V. Поездка на Сахалин
VI. Жизнь в Мелихове.
VII. Ялтинский отшельник
VIII. Смерть Чехова. «Я умер»

Мое святая святых – это человеческое тело, здоровье, ум, талант, вдохновение, любовь и абсолютнейшая свобода, свобода от силы и лжи, в чем бы последние не выражались. А. П. Чехов – А. Н. Плещееву. 1888

I. Детство. «В детстве у меня не было детства»

Антон Павлович Чехов родился 17 января 1860 года в Таганроге, в семье бывшего приказчика, ставшего хозяином мелочной лавочки. Павел Егорович, отец Антона Павловича, был «коммерсантом», как он солидно называл себя, по профессии и художником – по душе. Его одаренность была разносторонней. Он самоучкой выучился играть на скрипке, увлекался живописью. Он писал красками, занимался иконописью.

Антон Павлович говорил о себе и о своих братьях и сестре: «Талант в нас со стороны отца, а душа со стороны матери». Пожалуй, самым сильным увлечением Павла Егоровича был созданный им церковный хор, отнимавший у него много времени в ущерб коммерческим делам. С присущей ему настойчивостью и дотошностью он добивался, чтобы его хор был лучшим в городе.

Он набрал певчих из кузнецов; партии дискантов и альтов исполняли его сыновья. Именно этот хор, а не торговля, составлял подлинный интерес его жизни. Когда Антон Павлович говорил: «В детстве у меня не было детства»,– то он подразумевал под этим многое. Прежде всего самый режим жизни детей Павла Егоровича был не очень детским, – это был почти каторжный трудовой режим.

Лавочка Павла Егоровича торговала с 5 утра до 11 вечера, заботу о ней Павел Егорович нередко возлагал целиком на сыновей. День его детей распределялся между лавочкой, гимназией, опять лавочкой, бесконечными спевками и репетициями и такими же бесконечными церковными и домашними молениями. Кроме того, дети учились ремеслу, Антоша – портняжному.

Антоша должен был с малых лет приучаться и к счетному делу, а главное – к искусству торговли, в которое входило и почтительное обращение с покупателями и знание приемов «обмеривания, обвешивания и всякого торгового мелкого плутовства, – как писал в своих воспоминаниях старший брат Антона Павловича – Александр Павлович.

– Покойный Антон Павлович прошел из-под палки эту беспощадную подневольную школу целиком и вспоминал о ней с горечью всю свою жизнь. Ребенком он был несчастный человек». Павел Егорович воспитывал своих детей деспотически. Порки были частым явлением в семье. И, однако, было бы неправильно рисовать жизнь семьи Павла Егоровича только темными красками.

Нельзя забывать о смягчающем влиянии матери, Евгении Яковлевны, как нельзя забывать и о том, что влияние Павла Егоровича на своих детей было далеко не только отрицательным. Павел Егорович хотел сделать своих детей образованными людьми. Он хотел, чтобы дети были счастливее его.

Он отдал их всех в гимназию, нанял для них учителя музыки, рано начал учить их языкам; старшие сыновья уже в отроческие годы свободно говорили по-французски. И тем не менее то положительное, что было и в натуре Павла Егоровича и в его отношении к детям, – все это было страшно искажено мещанством, чудачеством, самодурством, исковеркано тяжестью жизни.

В 1889 году, в письме к брату Александру, упрекая его в самовластности, неуравновешенности в отношении к детям и жене, Антон Павлович писал: «Я прошу тебя вспомнить, что деспотизм и ложь сгубили молодость твоей матери. Деспотизм и ложь исковеркали наше детство до такой степени, что тошно и страшно вспоминать. Деспотизм преступен трижды…»

Действительность, окружавшая Антошу Чехова, была покушением на его свободу.

II. Таганрогская гимназия. Враг свободы.

Еще более сильным врагом его свободы, чем семейный деспотизм, была гимназия. Таганрогская гимназия была идеальной с точки зрения царского министерства народного просвещения. То была настоящая фабрика рабов. Антон обладал актерским дарованием, с детства любил сцену.

Но посещение театра гимназистам разрешалось очень редко, поэтому он иногда пробирался на галерку переодетым, с приклеенной бородой в очках. В 1876 году, когда Антону было 16 лет, жизнь его круто изменилась.

Отец разорился и бежал из Таганрога, где ему грозила долговая тюрьма, и поселился в Москве, куда ранее уехали учиться его старшие сыновья Александр и Николай. Антон остался в Таганроге заканчивать гимназию. Он нуждался, но не унывал. Зарабатывал, давая уроки.

В эти годы юноша очень много читал, писал очерки для гимназического журнал и даже «издавал» для братьев собственный журнал «Заика», который отправлял в Москву. В эти годы он написал пьесу «Безотцовщина» и водевиль «Не даром курица пела».

III. Медицинский факультет. Чехов – кормилец.

Закончив гимназию, Чехов перебрался к семье и поступил на медицинский факультет Московского университета. Одновременно он начал писать рассказы и сценки для юмористического журнала, где уже сотрудничали его старшие братья. В семье Чеховых жила легенда о том, что Антон напечатал свой первый рассказ, чтобы купить матери именинный пирог.

В легенде, видимо, была своя истина: Чехов нежно любил мать и, по мнению одного из друзей семьи, журналиста В. А. Гиляровского, «в том, что Антон Павлович сделался писателем, мы многим обязаны его матери, Евгении Яковлевне…». А. П. Чехов рано становится кормильцем и по существу главой семьи. Растет его благотворное влияние на близких.

«Воля Антона сделалась доминирующей,– вспоминал младший брат Михаил.– В нашей семье появились вдруг неизвестные дотоле резкие, отрывочные замечания: «Это неправда», «Нужно быть справедливым», «Не надо лгать» и т. п.». Под влиянием сына отец становится мягче, сдержаннее. Чехов с юности верил, что можно победить в себе дурное, воспитать себя.

«Воспитанные люди, по моему мнению, должны удовлетворять следующим условиям,– писал он старшему брату Николаю. Они уважают человеческую личность, а потому всегда снисходительны, мягки, вежливы, уступчивы… Они сострадательны не к одним только нищим и кошкам. Они болеют душой и от того, чего не увидишь простым глазом… Они чистосердечны и боятся лжи, как огня».

Очевидно, что речь здесь идет о воспитанности в самом высоком смысле этого слова – о порядочности, гуманности, интеллигентности. Таким, по воспоминаниям современников, был Чехов. Врач, лечивший его, И. Н.

Альтшуллер, вспоминал: «В этом сыне мелкого торговца, выросшем в нужде, было много природного аристократизма, не только душевного, но и внешнего, и от всей его фигуры веяло благородством и изяществом». В 80-х годах процветали развлекательные журнальчики под характерными названиями. «Стрекоза», «Осколки», «Развлечение».

О них теперь едва ли бы кто вспомнил, если бы на их страницах не стали появляться рассказы с подписями: «Брат моего брата», «Человек без селезенки», «Антоша Чехонте». Первым напечатанным рассказом Чехова было «Письмо донского помещика Степана Владимировича к ученому соседу доктору Фридриху» (журнал «Стрекоза», № 10).

В этом рассказе говорит один помещик, автор никак прямо не высказывает своей точки зрения ни на самого героя, ни на его взгляды и убеждения. Но он высказывает ее косвенно, посредством различных приемов вызывая у читателя вполне определенное представление о степени образованности своего героя.

Один из таких приемов – преувеличенно нелепые суждения и претендующие на научность фантастические домыслы, которыми пестрит письмо помещика (он утверждает, что на Луне не обитают люди, потому что, будь это так, они «падали бы вниз на землю», или что «день зимою оттого короткий» что «от холода сжимается», а когда у него не хватает аргументов, попросту заявляет, что «этого не может быть, потому что этого не может быть никогда»). Другой, который можно назвать приемом тайной компрометации героя, – это его многочисленные ошибки, причем очень грубые («цилизация» вместо цивилизация, «гиероглифоф», «извените»), на которые он, считающий себя человеком преданным просвещению, не обращает ни малейшего внимания, просто-напросто не видит их. И читатель без труда догадывается, что нормой для Чехова или его идеалом, который не явно, не прямо, но утверждается в этом рассказе, являются подлинная Культура и подлинное Просвещение, тогда как полупросвещенность и псевдокультурность помещика есть ни что иное, как жалкая на них пародия. Очень часто в ранних юмористических рассказах Чехова обыгрываются традиционные для русской классической литературы ситуации, разрешаемые им совершенно по-новому. Так, «перевернутой» предстает в рассказе «Смерть чиновника» тема «маленького человека», начатая Пушкиным («Станционный смотритель»), продолженная Гоголем в повести «Шинель», Достоевским в «Преступлении и наказании». Пафос чеховского повествования не в сочувствии к жертве, а в высмеивании чинопочитания, лишающего человека всего человеческого. Также Чехов часто использует такой широко распространенный в юмористической литературе прием, как говорящие имена и фамилии, в данном случае фамилия Червяков. Чеховский мелкий чиновник и маленький, и жалкий, и извивающийся, как червяк. Но у этого рассказа есть и еще более глубокий, философский, смысл. Да, Червяков – духовный раб, рабство пропитало все его существо, стало второй его натурой, но именно поэтому он уже совершенно не способен избавиться от этого недуга. Он, может быть, и хотел бы, да не может смотреть на вышестоящее лицо иначе, как на грозного начальника, ибо не может по каким-то причинам выйти за пределы раз и навсегда сложившегося представления. Объяснить происходящее одними социальными причинами, происхождением героя, средой, его воспитавшей и сформировавшей, невозможно. Речь тут должна идти о странном устройстве человеческого сознания, которое далеко не всегда способно быть гибким, живым, подвижным, восприимчивым ко всему новому. Чаще бывает наоборот: сознание человека замыкается на каком-то одном представлении, одной идее, и сквозь эту узкую призму он смотрит на мир, бесконечно упрощая его изначальную сложность. Когда же сквозь подобную призму он начинает смотреть на другого человека, он видит не его, а свое представление о нем. В результате возникает характерная для чеховских произведений, как ранних, так и поздних, ситуация взаимонепонимания между героями, вызванная тем, что смотреть друг на друга открыто, непредвзято им не удается потому, что этому мешает имеющаяся у одного из них или у обоих вместе всеупрощающая призма готового представления, готовой идеи, готовой оценки. В этом смысле литературными родственниками Червякова или его братьями по несчастью являются герои таких ранних юмористических рассказов Чехова, как «Злоумышленник», «Унтер Пришибеев», «Хамелеон» и многих, многих других. Поразительное умение сказать так много «на малом пространстве» в дальнейшем станет отличительной чертой чеховского творчества, а небольшой рассказ, жанр, с которого он начал свою писательскую карьеру, – его основным и любимейшим жанром. «Краткость – сестра таланта», «Искусство писать – это искусство сокращать», «Писать талантливо, то есть коротко», «Умею коротко говорить о длинных вещах» – это слова Чехова.

Период «Антоши Чехонте» завершился выходом в свет первых сборников его рассказов: «Сказки Мельпомены» (1884) и «Пестрые рассказы» (1886). Чехов оканчивает медицинский факультет университета, работает земским врачом под Москвой.

Читать реферат далее>>

ПНООЛР, паспорта, ПДВ, ДС – ПНООЛР. Паспорта, Лимиты, годовые отчеты.

Почитайте:

Источник: http://my-chekhov.ru/referats/007.shtml

Детство Чехова

Детство Чехова

Выдающийся российский драматург и мастер современного рассказа, Антон Павлович Чехов известен всему миру. Он описывал жизнь России своего времени используя обманчиво простую технику, лишенную навязчивых литературных приемов и позиционировался как выдающийся представитель русской реалистической школы конца 19 века.

Тяжелое детство

Детство Чехова оставило болезненный след в памяти писателя.

Родился Антон Павлович 29 января 1860 года в портовом городе Таганроге Ростовской области. Он был в семье третьим ребенком из шести. Дед писателя в свое время был крепостным, но благодаря упорному труду и бережливости он смог купить свободу своей семье.

Отец Антона Чехова – Павел Егорович – воспитывал своих детей в большой строгости. Накопив денег, он открыл бакалейную лавку в Таганроге. Помощь отцу в торговле стало для сыновей обязательным занятием. Но особого энтузиазма у самого Павла Егоровича купеческое дело не вызывало.

Гораздо больше внимания он уделял церковной службе и общественной деятельности. Детям работу в продуктовой лавке приходилось совмещать с учебой в гимназии, бесконечными спевками и репетициями в церковном хоре, молениями. Чрезмерная набожность отца обернулась для Антона впоследствии отвращением к религии.

Кроме того, все сыновья должны были овладеть каким-либо ремеслом. Будущий писатель изучал портняжное дело.

Антон Павлович писал о своем детстве: “Деспотизм и ложь исковеркали наше детство до такой степени, что тошно и страшно вспоминать. Деспотизм преступен трижды…”

Детство и юность Чехова проходили, в основном, в бакалее, где он научился наблюдать повседневную жизнь простого русского человека. Мальчик подолгу мог спокойно сидеть и слушать разговоры посетителей, их сплетни, жалобы, радости и надежды. Умение писателя слушать станет одним из самых ценных навыков его как рассказчика.

Юность писателя

Павел Егорович желал видеть своих детей людьми образованными, пророча им жизнь лучше и счастливее своей. Поэтому все они посещали гимназию, занимались музыкой со специально нанятым преподавателем, начали рано изучать иностранные языки.

Антон Павлович сначала в течение 2-х лет ходил в греческую школу в Таганроге. Преподаватель этого учебного заведения был жестоким, за провинности ставил в угол коленями на соль, бил учеников линейкой.

Когда Чехову исполнилось 8 лет, его перевели в классическое мужское заведение – таганрогскую гимназию, которое давало превосходное образование и воспитание. По окончании восьми классов, выпускники могли поступить в любой вуз страны без экзаменов или даже поехать учиться за границу.

Обучение в гимназии послужило для Антона Павловича стартом его будущей деятельности.

Здесь начинает формироваться видение мира классика, появляется любовь к литературе, выходят из-под пера первые небольшие творческие произведения.

Будучи гимназистом, Чехов издавал юмористические журналы, писал забавные рассказы, сценки, придумывал подписи к рисункам под забавным псевдонимом “ЧехонтЕ”, придуманным для него учителем Закона Божьего.

Когда Антону исполнилось 16 лет, в его жизни произошли значимые изменения. Разорившись, отец перевез всю семью в Москву, а будущий писатель остался доучиваться в Таганроге один. Освободившись от работы в магазине, Антон значительно улучшил свои успехи в обучении.

Обучение в гимназии стало важным периодом на пути созревания и формирования личностных качеств, развития духовных основ будущего писателя. Именно эти годы снабдили Чехова огромным материалом для писательской деятельности. Наиболее колоритные и типичные фигуры можно впоследствии встретить на страницах его произведений.

По окончании гимназии, молодой человек поступил на медицинский факультет Московского университета. Этим событием было ознаменовано начало новой, двойной жизни – студента и автора, пытавшегося своими творениями помочь семье выжить.

Тема детства у Чехова

Антон Павлович придерживался мнения, что специально для детей писать не нужно. Но тем не менее, сам Чехов тему детства затронул в двух довольно известных рассказах. Это “Белолобый” и “Каштанка”. Кроме того, многие его творения, публикующиеся в журналах, предназначенных для взрослых, входят в круг детского чтения.

В произведениях о детях писатель особенно живо проявлял свое умение за внешним благополучием видеть душевную драму, невидимую миру, смятение чувств. Писатель старается продемонстрировать, как взрослые довольно часто вымещают свое недовольство, обиду за неудачи на беззащитных малышах.

Сам Антон Павлович о своих детских и юношеских годах говорил следующее: “В детстве у меня не было детства”. Но это совершенно не помешало выдающемуся писателю и драматургу создать удивительные и невероятно трогательные произведения.

Источник: https://home-task.com/detstvo-chexova/

Детство Чехова. Анализ рассказа

Детство Чехова

В прозе Чехова большое место занимает тема детства. Всем нам памятны такие рассказы, как «Ванька», «Беглец», «Спать хочется», «Детвора», «Мальчики», повесть «Степь» и многие другие произведения, в которых писатель рисует мир глазами ребенка.

Часто картины детства в них далеки от идиллических воспоминаний, которыми обычно сознание человека наделяет свое далекое прошлое. Но в других удивительный мир детства, наоборот, кажется прекрасной страной, куда писателю так хотелось бы вернуться.

И как бы ни рисовал Чехов эти картины, нас всегда поражает то, как точно он передает взгляд ребенка, его чувства и мысли: веселые и грустные, серьезные и шутливые, в которых ощущается радость открытия мира или же боль от столкновения с его жестокостью и лишениями.

Конечно, в этом чувствуется влияние давней традиции русской литературы, которая всегда очень тонко и глубоко исследовала внутренний мир ребенка, стараясь увидеть окружающую жизнь его чистым и непредвзятым взглядом. Среди таких произведений в первую очередь вспоминаются автобиографические произведения Л.Н.

Толстого, Н.Е. Гарина-Михайловского, С.Т. Аксакова. Мы знаем также об особом отношении Ф.М. Достоевского к детям как самой чистой и в то же время уязвимой части человеческого сообщества. Но, вероятно, тема детства в творчестве Чехова появляется не только как дань литературной традиции.

По-видимому, определенную роль должны были сыграть и те впечатления, которые Чехов получил в детстве, сохранив их в своих воспоминаниях.

Чем же была наполнена жизнь будущего писателя в то время, когда он сам был еще ребенком, в каких условиях проходило его формирование и что из воспоминаний тех лет он отразил в своем творчестве?

Детство Чехова

Известно, что детство Чехова прошло на юге России в небольшом провинциальном городе Таганроге, который находился вдали от основных культурно-политических центров страны. Но тем не менее здесь достаточно интенсивно развивалась не только торговля, но и культурная жизнь.

Поразительно, что в таком небольшом городе была итальянская опера, очень неплохой драматический театр, хорошая гимназия. Даже на улицах слышны были звуки фортепьяно, скрипки, виолончели, соло и дуэты из «Травиаты» и «Трубадура», которые доносились из окон домов, особенно тех, где жили состоятельные люди.

Можно сказать, что увлечение музыкой в Таганроге было всеобщим.

Особым событием в жизни города были гастроли весной 1879 года русской оперной труппы, которая привезла такие оперы, как «Жизнь за царя» М.И. Глинки, «Русалку» А.С. Даргомыжского, «Фауста» Гуно и многие другие знаменитые произведения. С концертами из произведений П.И. Чайковского здесь выступали знаменитые певцы-гастролеры.

Но был ли Чехов в детские и юношеские годы приобщен к этой культурной жизни родного города? Имеются свидетельства о том, что он бывал в опере, часто присутствовал на спектаклях в драматическом театре, посещал симфонические концерты, которые устраивались в городском саду, на музыкальных вечерах, которые нередко бывали в домах его друзей по гимназии.

Так, в марте 1876 года в письме к брату Александру шестнадцатилетний Антон пишет: «Я был вчера в доме Алфераки на концерте… Билет на концерт профессора Ауэра дал мне директор гимназии». Известно, что это был концерт знаменитого скрипача, профессора Петербургской консерватории Леопольда Ауэра, которому П.И.

Чайковский посвятил свою «Меланхолическую серенаду». Вместе с ним тогда в Таганроге выступал и молодой пианист и композитор Сергей Иванович Танеев. И все же остается не совсем ясным, откуда у мальчика, родившегося в семье простого лавочника, появились столь широкие и серьезные культурно-музыкальные интересы.

Было ли это только влиянием общей культурной атмосферы города или же определенную роль сыграла в этом семья?

Семья Чехова

Семья купца третьей гильдии Павла Егоровича Чехова, отца писателя, была большая, детям с раннего детства приходилось помогать отцу в делах торговли, работая в его лавке. Часто им надо было очень рано вставать, чтобы успеть потом в школу, а спать ложились поздно.

Об этой ранней трудовой жизни Чехов потом напишет во многих своих произведениях, например в повести «Моя жизнь».

И многие его маленькие герои, как Ванька Жуков, Пашка из рассказа «Беглец» или героиня рассказа «Спать хочется», тоже вынуждены рано познать тяжелые испытания, которые так не вяжутся в нашем сознании с картинами беззаботного детства.

Но все же в прозе Чехова о детях и детстве много и светлых моментов, которые мы также можем связать с какими-то эпизодами из детства писателя.

Особенно поражает то, что сам он вырос высококультурным, прекрасно образованным человеком, наделенным особым чувством прекрасного и поразительной музыкальностью, которая проявляется даже в стиле его произведений.

И определенная заслуга в этом также связана с его семьей, в которой действительно было что-то не совсем обычное для той среды — речь идет прежде всего о разнообразных культурных интересах, характерных для семьи, казалось бы, вполне обычного таганрогского лавочника.

На самом деле, отец Чехова мало уделял внимания торговле — не случайно он потом полностью разорился, из-за чего семье пришлось срочно уехать из города. Павел Егорович увлекался пением, рисовал, играл на скрипке.

И детям в этой семье родители старались не только дать хорошее образование (почти все они затем окончили высшие учебные заведения), но привить художественный вкус, интерес к творчеству.

Не зря потом один из братьев Чеховых — Николай Павлович — стал художником, а Антон Павлович прославил свою фамилию на литературном поприще. Как говорил писатель: «Талант у нас со стороны отца, а душа — со стороны матери».

Особое внимание в семье Чеховых уделялось музыкальному воспитанию детей: все они брали уроки у местного музыканта-любителя.

Особенно хорошие способности к музыке обнаружились у Николая, который стал учиться не только игре на фортепьяно, но и на скрипке, причем уроки ему давал итальянский скрипач Рокко. Один из товарищей Чехова по гимназии П.А.

Сергиенко вспоминал, что и Антон начинал учиться играть на скрипке. Но больше он любил слушать музыку. Она звучала часто в доме Чеховых.

Известно, что Чехов вместе с братьями пел в церковном хоре, руководителем которого был отец писателя.

Нельзя сказать, что Антоша был сильно увлечен этим занятием: часто нужно было идти в церковь очень рано, в любую погоду, стоять там во время долгой службы.

Да еще отец был очень строгим и требовательным, мог наказать детей за шалости и несерьезное отношение к занятиям в хоре. Об этом вспоминает брат писателя Александр Павлович.

Очевидно, эта часть детства писателя, по-видимому, очень ярко запечатлелась в его памяти. Не раз в его произведениях описывается церковная служба с пением, рассказывается о жизни хористов. Одним из первых таких рассказов был появившийся в 1884 году рассказ «Певчие».

Анализ рассказа “Певчие” Чехова

В нем хорошо заметна автобиографическая основа, и в то же время здесь мир детства как бы «очищен» от всего наносного, показан так, как он мог бы быть увиден именно глазами ребенка, которому, с одной стороны, не очень хочется проводить время на репетиции в хоре, а с другой — очень нравится то, что он делает. Красота музыки захватывает маленьких исполнителей и их слушателей.

В этом небольшом рассказе сходятся две контрастные образно-стилистические струи. Он написан в ранний «осколочный» период творчества Чехова и имеет форму юморески, а потому здесь много ярких комических эпизодов. Сатирически изображен приехавший в провинциальный город петербургский «либерал».

Он якобы стремится к просвещению народа, заботится о его нуждах, но на деле оказывается, что это сухой и бесчувственный человек, которого не волнует ничего, кроме его собственных интересов.

Это проявляется в его отношении хору, состоящему из учеников городской гимназии, которые старательно готовились к встрече столичного гостя.

Кульминация рассказа — описание репетиции хора под руководством «маленького, седенького попика в лиловой ряске» отца Кузьмы. Он нарисован с добрым юмором, но в изображении участников хора, их пения чувствуется глубоко сочувственное отношение автора.

После пропетого «для проформы» начала литургии хор всерьез готовится к исполнению «Херувимской» — в музыкальном отношении очень важном и сложном разделе церковной службы.

«Херувимская» поется по-настоящему хорошо, настолько, что даже школьники, не участвующие в хоре, «оставляют свое чистописание и начинают следить за движениями Алексея Алексеевича» (регента).

Даже под окнами школы, где происходит репетиция, останавливается народ, а сторож Василий входит в класс «в фартуке, со столовым ножом в руке, и заслушивается». И только столичный гость оказывается равнодушен к этому замечательному самодеятельному хору, в котором не видит настоящих исполнителей.

Анализ повести “Степь” Чехова

В детстве Чехов соприкоснулся и со стихией народной песни, тесно связанной с природой.

Летом вся большая семья отправлялась в дальние поездки по приазовской степи — они ехали в гости к бабушке и дедушке, который был управляющим в имении богатого помещика. По пути останавливались на ночлег в селах и деревнях.

Здесь и в усадьбе Княжой, где жил дед, слушали пение крестьян. Прекрасные мелодии народных песен — русских и украинских — сливались в сознании будущего писателя с поэтическим образом вечерней степи.

Много лет спустя — в 1888 году — он напишет свою знаменитую повесть «Степь», в которой мир открывается через взгляд на него маленького героя — Егорушки, который впервые отправляется из дому через степь, чтобы в городе поступить в гимназию. Его дорожные впечатления, порой наивные, а иногда очень точные и наблюдательные, составляют основу повести.

Особенно поэтично увидена глазами ребенка степь, бескрайняя, как море, и наделенная, как ему кажется мыслями и чувствами. Иногда она пугает ребенка, особенно во время грозы, которая представляется ему как страшная игра великанов.

Сказочной кажется мальчику и та дорога, по которой он едет: «Можно, в самом деле, подумать, что на Руси еще не перевелись громадные, широко шагающие люди, вроде Ильи Муромца и Соловья-Разбойника…». Вот так по-новому зазвучали гоголевские темы у Чехова — ведь для ребенка мир открыт, и все невозможное кажется в нем возможным. А порой Егорушка как будто даже слышит голоса степи.

Кто знает, может, именно так и думал маленький Антоша, когда он тоже ехал через степь в дальнюю поездку, а жизнь еще была вся впереди — неизвестная, огромная, пугающая и манящая к себе, как и его маленького героя.

Вот так в произведениях писателя преображались детские впечатления, которые помогли автору не только показать мир детства, но и то глубинное, что составляет основу детской души, близкой и понятной ему.

Читая эта повести и рассказы, еще раз поражаешься удивительному мастерству писателя, способному проникать в человеческую душу с помощью таких скупых художественных средств, благодаря которым детские впечатления «переплавлялись» в творчестве Чехова в совершенную художественную форму.

Источник: Аристова М.А. Доклады по литературе. 10 класс/ М.А. Аристова. – М.: “Экзамен”, 2009

Источник: http://classlit.ru/publ/literatura_19_veka/chekhov_a_p/detstvo_chekhova_analiz_rasskaza_pevchie_i_povesti_step/79-1-0-325

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть