Краткое содержание «Хлеб для собаки»

Kwoman.ru: Владимир Тендряков,

Краткое содержание «Хлеб для собаки»

Рассказ «Хлеб для собаки» Владимир Тендряков написал в конце шестидесятых. это произведение было только в 1998 году, уже после смерти писателя. О чём этот рассказ? Какова проблематика произведения «Хлеб для собаки»? Краткое содержание и анализ рассказа можно прочитать в сегодняшней статье.

Об авторе

Владимир Тендряков родился в 1923 году, в Вологодской области. Его отец был народным судьей, затем прокурором. В 1941 году будущего писателя призвали в РККА и направили в школу младших командиров.

Уже совсем скоро Тендряков попал на фронт. Впервые ранен был под Сталинградом. После войны он некоторое время работал школьным учителем. В конце сороковых уехал в Москву и поступил в Литературный институт.

О Тендрякове коллеги-писатели неоднократно говорили как о человеке, способном на поступки, которые требуют гражданского мужества. Он выступал в защиту диссидента и учёного Ж. А. Медведева.

Содействовал Твардовскому, протестующему против изменения редакторского состава «Нового мира».

Владимир Тендряков – автор таких произведений, как «Не ко двору», «Ухабы», «Ненастье», «Расплата», «Хлеб для собаки».

Тендряков в своем творчестве обращался к острым проблемам советского общества. В его произведениях отражены трагические последствия событий довоенного времени. Рассказ «Хлеб для собаки», краткое содержание которого представлено ниже, посвящен теме голода, охватившего многие регионы Советского Союза в начале тридцатых годов. Страшные события показаны глазами ребёнка.

«Хлеб для собаки»: краткое содержание

Детство писателя прошло в безрадостные послереволюционные годы. Он видел жертв сталинских репрессий, голодающих людей. Сам Тендряков ранние годы провел в относительном достатке. Но то, что он видел, легло тяжелым камнем на его душе, а затем, спустя годы, послужило основой для произведения «Хлеб для собаки». Краткое содержание рассказа изложим по следующему плану:

  • Смерть в березняке.
  • Что за мир будет после нас?
  • Голод повсюду.
  • Хлеб для куркулей.
  • Кровопийцы.
  • Излечить жалость.
  • Самое голодное существо.

Смерть в березняке

События происходят в 1933 году – в самый разгар голода. Впрочем, каких-либо определенных действий не происходит.

В рассказе «Хлеб для собаки» Тендряков описывает ужасы, свидетелями которых становятся дети. В небольшом поселке, вблизи вокзального здания, расположен небольшой березовый скверик.

Здесь в муках умирают куркули – раскулаченные крестьяне, которым не удалось добраться до места ссылки.

В основном персонажи безымянные встречаются в рассказе «Хлеб для собаки». Главный герой – мальчик из благополучной семьи. Он так же, как и его сверстники, нередко наведывается к березняку.

Здесь детей приковывает ужасное, отвратительное зрелище. Взрослые стараются обходить это место стороной. Детей влечет «животное любопытство».

Они каменеют от страха и брезгливости, но продолжают наблюдать.

Куркули меньше всего похожи на людей. Это истощенные до безобразия существа. Один пытается жевать березовую кору. Другой – землю. Третий вдруг поднимается на ноги, хочет что-то выкрикнуть. Но извергает лишь страшный хрип.

Что за мир будет после нас?

Люди пытаются обходить березняк стороной. Однако начальник станции – человек в форменной фуражке с красным верхом – здесь должен находиться по долгу службы. Однажды он поворачивается в сторону детей и обращается то ли к ним, то ли себе, то ли к безмолвному небу со словами: «Что вырастет из них? Они наблюдают за смертью! Что за мир наступит после нас?»

В чём нравственная проблема «Хлеба для собаки»? С первых строк читатель пронизывается жалостью к так называемым куркулям. Казалось бы, не так трудно помочь этим людям.

Ведь они умирают от голода на глазах тех, кто, пусть не живет в достатке, но имеет и жильё, и пищу. Но не всё так просто. Тема отзывчивости в произведении «Хлеб для собаки» автором представлена в особом ракурсе. Порой сложно удержаться от проявления сострадания.

Но тот, кто пожалел, берёт на себя ответственность, от которой освободиться не так уж и просто.

Голод повсюду

Главный герой, имени его автор не называет, был, конечно, шокирован этим зрелищем. Но он был в некотором роде подготовлен. Он знал о том, что одноклассники его голодают. Именно поэтому отказывался брать в школу завтраки.

Он видел однажды картину, которую не забыл даже по прошествии тридцати лет. Женщина несла молоко, но поскользнулась и разбила банку. Она упала на колени и заплакала. А затем черпала ложкой из копытной ямки пролитое молоко. Не спеша, без жадности, с каким-то страшным смирением.

Мальчик не знал, что такое голод, но он видел, как от него страдают окружающие.

Хлеб для куркулей

Наконец, мальчик решил, что он должен помочь одному из них. Самому голодному, самому обессиленному. Ребёнок не понимал, но чувствовал, что благое дело открыто совершать нельзя.

А потому он за обедом воровски прятал в карман хлеб, предназначенный для него. Таким образом «сэкономил» несколько кусков. На следующий день отправился в сквер. По дороге мальчик увидел человека, опухшего от голода.

Таких в посёлке называли «слонами». Он отдал ему весь хлеб.

Кровопийцы

На следующий день «слон» уже стоял у его дома. Мальчик пытался не думать о нём, но то и дело выглядывал из окна. Куркуль не уходил.

Стоило мальчику выйти за ворота, как он обращался к нему с жалостливыми речами. Прошло несколько дней, у окон маленького благодетеля собралось уже несколько истощенных людей.

Мальчик изредка выбегал, давал им то хлеба, то картошки. Но однажды не выдержал и закричал: «Уходите, кровопийцы!»

Излечить жалость

Стоит ли исцеляться от сострадания? Автор ненавязчиво подводит читателя к вопросу, ответа на который он и сам не знает. Мальчик стал плохо есть. Он постоянно думал о том, что его обед мог бы спасти двух-трех человек.

Его нередко посещали мысли о врагах народа, к которым относились куркули, изможденные голодом. Но он не мог ненавидеть таких врагов. Отец однажды ему сказала, что даже у страны не хватает на всех хлеба.

Море не вычерпать чайной ложкой.

Самое голодное существо

Человек, способный на сострадание, не может спокойно наблюдать чужую смерть. Он или поможет, или сойдет с ума. В этом, пожалуй, главная мысль рассказа Владимира Тендрякова. Мальчик начал подкармливать бродячую оголодавшую собаку. Он нашел самое несчастное существо, которому едва ли кто-нибудь проникнется жалостью. Автор говорит: «Я кормил не собаку, а свою совесть».

Начальник станции, которого из-за фуражки прозвали «красной шапочкой», застрелился. Он каждый день ходил вдоль березового скверика. Ему не пришла в голову мысль найти для себя несчастную собаку, дабы кормить ее каждый день, тем самым успокаивая свою совесть.

События, описанные в рассказе, произошли в 1933-м. В этот год за границу было экспортировано около десяти миллионов центнеров зерна. Только на Украине в разгар голода погибло от трех до четырех миллионов человек.

Источник

Источник: https://kwoman.ru/vladimir-tendriakov-hleb-dlia-sobaki-kratkoe-soderjanie-glavnye-geroi.html

«Человек» и «недочеловек»… Где грань между ними? Какая она? Где проходит? Вопросы спорные и сложные. Одно можно сказать – грань тонкая, очень тонкая, и у каждого она своя. Одному достаточно испытать зависть, ревность, и он теряет человеческий образ, другому – страх, голод, нищету или, наоборот, окунуться в роскошь, у третьего – звериный оскал от рождения.

Испытаний множество. Отсюда и превеликое множество судеб. Одни не выдерживают, сдаются и умирают, физически или духовно – разницы нет, более того, смерть «души» намного ужаснее.

Другие тоже вроде прогибаются, но безустанно продолжают поиск спасительной соломинки, и находят её, потому что её не может не быть… Рассказ Тендрякова «Хлеб для собаки» – как раз об этой тончайшей грани…

Голодная послереволюционная Россия

Послереволюционная Россия. Какими словами её описать? Какими красками изобразить царивший повсеместно голод и ужас? Только чёрными! Но чёрное без белого не имеет смысла, впрочем, как и белое без чёрного.

Поэтому Владимир Тендряков в своём произведении «Хлеб для собаки» (краткое содержание следует далее), конечно же, наряду с мрачными тонами использует и все оттенки светлого.

Их не так много, как хотелось бы, но они есть, а значит, есть и надежда, и любовь, и справедливость…

Шел 1933 год. Лето. Маленький русский город. Прокопченное вокзальное здание. Недалеко от него – вылущенный заборчик, за ним – сквозной березовый скверик, а в нём, на пыльной траве – те, кого уже давно не считали людьми.

Взаправду, у них были документы, измусоленные, но удостоверяющие личность: фамилия, имя, отчество, год рождения, за что был осужден и куда выслан… Но это уже никого не волновало, как и то, что они едят, пьют, где живут, кем работают.

Они – раскулаченные мужики, лишенцы, враги народа, или, как их называли, «куркули», а значит, они выпали из числа людей.

Впрочем, выглядели и вели они себя тоже не как люди. Истощенные голодом и болезнями, одни казались обтянутыми тёмной кожей скелетами с огромными пустыми глазами, другие – раздутыми от водянки «слонами» с посиневшей от натяжения кожей. Одни грызли кору на деревьях или ели мусор с земли, другие лежали в пыли, стонали, пусто уставившись в небо.

Но больше всего походили на людей те, кто уже покинул мир живых. Они лежали покойно, умиротворённо. Однако и среди них были «бунтари».

Их при прощальном вздохе охватывало настоящее безумие – они поднимались, силились выкрикнуть убийственные ядовитые проклятия, но вылетало одно лишь хрипение, пузырилась пена, и они затихали, навсегда… Рассказ «Хлеб для собаки» на этом эпизоде не заканчивается.

Взрослые старались обходить это мрачное место. Детвора тоже не заходила, боялась, но любопытство, «зверушечье» какое-то, брало вверх, и они лезли на забор и оттуда наблюдали за происходящим.

Их душил страх, брезгливость, они изнемогали от скрытой, и оттого невыносимо острой, пронизывающей жалости, но продолжали смотреть во все глаза.

«Что же вырастет из таких детей? Любуются смертью…» – говорил начальник станции, бродящий по долгу службы по перрону.

Среди тех детей был и десятилетний мальчик Володька Тенков – главный герой рассказа «Хлеб для собаки». Анализ произведения поможет лучше понять тему, идею и проблематику произведения.

[attention type=green]
Рассказ разворачивается как череда воспоминаний, следовательно, повествование ведется от первого лица – от имени этого мальчика.
[/attention]

Уже взрослым он довольно долго удивлялся и не мог понять, как он, будучи ребенком, уязвимым, впечатлительным, с неокрепшей психикой, не заболел и не сошёл с ума от того мрака и ужаса. Но далее он вспоминает, что душа его к тому времени уже была «обмозолена».

Человек ко всему рано или поздно привыкает, смиряется. Вот и его душа привыкла видеть боль, страдания, публичные унижения «опрятных» людей от одного только голода. Впрочем, привыкла ли? Нет, скорее, выработала свой «защитный слой». Она страдала и бесконечно мучилась, но продолжала глубоко дышать, сопереживать и искать спасительные пути из безысходности.

Стыдно быть сытым

Вначале Володька пытался честно разделить свой завтрак – четыре куска хлеба – с друзьями-одноклассниками. Но желающих и «страждущих» оказалось слишком много – со всех сторон тянулись руки. Хлеб упал, и несколько ног от нетерпения, без всякого злого умысла, прошлись по кускам и раздавили их…

Володьку мучила, но в тоже время и не давала сходить ему с ума еще одна мысль: те, кто умирали в березовом скверике – враги. А с врагами что делают? Их уничтожают, иначе – никак, ведь побеждённый враг всё одно враг: он никогда не простит и обязательно нож за спиной точить станет.

А с другой стороны, можно ли считать врагом того, кто грызёт кору в березняке? Или враги те умершие от голода старики и дети в раскулаченных сёлах? На эти вопросы он нашёл свой ответ: он не может «поглощать» свои «яства» один, с кем-то делиться – просто необходимо, даже если он или она – враг…

«Хлеб для собаки», краткое содержание которого приведено в этой статье, – это рассказ о муках совести, которые страшны, но без которых душа человека умирает.

Кто самый голодный?

Он украдкой не доедал то, что ему подавалось на обед или ужин, и честно сэкономленные «воровские» продукты относил тому, кто был, по его мнению, самым-самым голодным. Такого человека было найти и легко, и трудно. Голодными были в посёлке все, но кто самый? Как узнать? Ошибиться нельзя…

Он отдал свои «обжигающие сквозь карманы» остатки обеда одному «дяденьке» с бледным раздутым лицом, и положил так делать каждый день. Одного «осчастливить» у него получилось, но со временем число попрошаек стало неумолимо расти. Всякий день возле его дома их собиралось великое множество. Они стояли весь день и без устали ждали его выхода.

Что делать? Прокормить более двух – сил не хватит. А ведь говорил отец, что невозможно чайной ложкой море вычерпать… И тогда с ним случился срыв, или, как он сам сказал, «излечение».

В один миг потемнело в глазах, и откуда-то из недр души вырвались неподвластные ему рыдания и крик: «Уходите! Уходите! Гады! Сволочи! Кровопийцы!» И они молча развернулись и ушли. Навсегда.

В. Тендряков: «Хлеб для собаки», или «Пища для совести»

Да, от мальчишеской жалости он излечился, но что делать с совестью? От неё невозможно избавиться, иначе – смерть. Он сыт, очень сыт, можно сказать, до отвала. Наверное, этих продуктов пятерым хватило бы, чтобы спастись от лютой голодной смерти. Он их не спас, он их жизни просто-напросто съел. Эти мысли не давали ему ни есть, ни спать.

Но однажды к их крыльцу подошла собака. У неё были пустые, «немытые» глаза… И вдруг Володьку словно банным паром обдало: вот оно – самое голодное и несчастное существо в мире! И он начал её кормить: каждый день выносил ей кусок хлеба. Она схватывала его на лету, но так ни разу и не подошла к мальчику. Самое преданное человеку существо на земле так ни разу ему не доверилось.

Но Володе и не нужна была эта благодарность. Не ободранного пса он подкармливал, а свою совесть. Нельзя сказать, что предложенная «пища» так уж нравилась совести. Она время от времени «хворала», но без угрозы смертельного исхода. На этом рассказ не заканчивается. В.

Тендряков («Хлеб для собаки») включил ещё один эпизод, совсем маленький, но очень эффектный, можно сказать, от автора эмоциональное «итого».

В тот самый месяц совершил самоубийство тот самый прогуливающийся по перрону начальник станции. «Человек» и «недочеловек»: он переступил эту тонкую грань и не выдержал… Как он не догадался найти для себя какую-нибудь плешивенькую собачонку, чтоб отрывать от себя что-то и делиться этим каждый день? Вот она истина!

Ещё раз хочется напомнить, что статья посвящена рассказу В. Тендрякова «Хлеб для собаки». Краткое содержание не может отобразить в полной мере тот эмоциональный надрыв в душе маленького мальчика, описать его страх и вместе с тем безмолвный протест против существующего миропорядка. Поэтому прочтение произведения в полном объеме просто необходимо.

Источник: http://fb.ru/article/170395/hleb-dlya-sobaki-kratkoe-soderjanie-rasskaz-tendryakova-hleb-dlya-sobaki

Искусство и развлечения 21 февраля 2015

«Человек» и «недочеловек»… Где грань между ними? Какая она? Где проходит? Вопросы спорные и сложные. Одно можно сказать – грань тонкая, очень тонкая, и у каждого она своя. Одному достаточно испытать зависть, ревность, и он теряет человеческий образ, другому – страх, голод, нищету или, наоборот, окунуться в роскошь, у третьего – звериный оскал от рождения.

Испытаний множество. Отсюда и превеликое множество судеб. Одни не выдерживают, сдаются и умирают, физически или духовно – разницы нет, более того, смерть «души» намного ужаснее.

Другие тоже вроде прогибаются, но безустанно продолжают поиск спасительной соломинки, и находят её, потому что её не может не быть… Рассказ Тендрякова «Хлеб для собаки» – как раз об этой тончайшей грани…

«Хлеб для собаки»: краткое содержание произведения В. Тендрякова

Шел 1933 год. Лето. Маленький русский город. Прокопченное вокзальное здание. Недалеко от него – вылущенный заборчик, за ним – сквозной березовый скверик, а в нём, на пыльной траве – те, кого уже давно не считали людьми.

Взаправду, у них были документы, измусоленные, но удостоверяющие личность: фамилия, имя, отчество, год рождения, за что был осужден и куда выслан… Но это уже никого не волновало, как и то, что они едят, пьют, где живут, кем работают.

Они – раскулаченные мужики, лишенцы, враги народа, или, как их называли, «куркули», а значит, они выпали из числа людей.

Впрочем, выглядели и вели они себя тоже не как люди. Истощенные голодом и болезнями, одни казались обтянутыми тёмной кожей скелетами с огромными пустыми глазами, другие – раздутыми от водянки «слонами» с посиневшей от натяжения кожей. Одни грызли кору на деревьях или ели мусор с земли, другие лежали в пыли, стонали, пусто уставившись в небо.

Но больше всего походили на людей те, кто уже покинул мир живых. Они лежали покойно, умиротворённо. Однако и среди них были «бунтари».

Их при прощальном вздохе охватывало настоящее безумие – они поднимались, силились выкрикнуть убийственные ядовитые проклятия, но вылетало одно лишь хрипение, пузырилась пена, и они затихали, навсегда… Рассказ «Хлеб для собаки» на этом эпизоде не заканчивается.

Главный герой рассказа

Взрослые старались обходить это мрачное место. Детвора тоже не заходила, боялась, но любопытство, «зверушечье» какое-то, брало вверх, и они лезли на забор и оттуда наблюдали за происходящим.

Их душил страх, брезгливость, они изнемогали от скрытой, и оттого невыносимо острой, пронизывающей жалости, но продолжали смотреть во все глаза.

«Что же вырастет из таких детей? Любуются смертью…» – говорил начальник станции, бродящий по долгу службы по перрону.

Среди тех детей был и десятилетний мальчик Володька Тенков – главный герой рассказа «Хлеб для собаки». Анализ произведения поможет лучше понять тему, идею и проблематику произведения.

[attention type=green]
Рассказ разворачивается как череда воспоминаний, следовательно, повествование ведется от первого лица – от имени этого мальчика.
[/attention]

Уже взрослым он довольно долго удивлялся и не мог понять, как он, будучи ребенком, уязвимым, впечатлительным, с неокрепшей психикой, не заболел и не сошёл с ума от того мрака и ужаса. Но далее он вспоминает, что душа его к тому времени уже была «обмозолена».

Человек ко всему рано или поздно привыкает, смиряется. Вот и его душа привыкла видеть боль, страдания, публичные унижения «опрятных» людей от одного только голода. Впрочем, привыкла ли? Нет, скорее, выработала свой «защитный слой». Она страдала и бесконечно мучилась, но продолжала глубоко дышать, сопереживать и искать спасительные пути из безысходности.

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.