Подражания Корану

Александр Пушкин – Подражания Корану: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Подражания Корану

IКлянусь четой и нечетой,Клянусь мечом и правой битвой,Клянуся утренней звездой,

Клянусь вечернею молитвой: [2]

Нет, не покинул я тебя.Кого же в сень успокоеньяЯ ввел, главу его любя,

И скрыл от зоркого гоненья?

Не я ль в день жажды напоилТебя пустынными водами?Не я ль язык твой одарил

Могучей властью над умами?

Мужайся ж, презирай обман,Стезею правды бодро следуй,Люби сирот, и мой Коран

Дрожащей твари проповедуй.

IIО, жены чистые пророка,От всех вы жен отличены:Страшна для вас и тень порока.Под сладкой сенью тишиныЖивите скромно: вам присталоБезбрачной девы покрывало.Храните верные сердцаДля нег законных и стыдливых,Да взор лукавый нечестивых

Не узрит вашего лица!

А вы, о гости Магомета,Стекаясь к вечери его,Брегитесь суетами светаСмутить пророка моего.В паренье дум благочестивых,Не любит он велеречивыхИ слов нескромных и пустых:Почтите пир его смиреньем,И целомудренным склоненьем

Его невольниц молодых. [3]

IIIСмутясь, нахмурился пророк,Слепца послышав приближенье: [4]Бежит, да не дерзнет порок

Ему являть недоуменье.

С небесной книги список данТебе, пророк, не для строптивых;Спокойно возвещай Коран,

Не понуждая нечестивых!

Почто ж кичится человек?За то ль, что наг на свет явился,Что дышит он недолгий век,

Что слаб умрет, как слаб родился?

За то ль, что бог и умертвитИ воскресит его — по воле?Что с неба дни его хранит

И в радостях и в горькой доле?

За то ль, что дал ему плоды,И хлеб, и финик, и оливу,Благословив его труды,

И вертоград, и холм, и ниву?

Но дважды ангел вострубит;На землю гром небесный грянет:И брат от брата побежит,

И сын от матери отпрянет.

И все пред бога притекут,Обезображенные страхом;И нечестивые падут,

Покрыты пламенем и прахом.

IVС тобою древле, о всесильный,Могучий состязаться мнил,Безумной гордостью обильный;Но ты, господь, его смирил.Ты рек: я миру жизнь дарую,Я смертью землю наказую,На все подъята длань моя.Я также, рек он, жизнь дарую,И также смертью наказую:С тобою, боже, равен я.Но смолкла похвальба порокаОт слова гнева твоего:Подъемлю солнце я с востока;

С заката подыми его!

VЗемля недвижна — неба своды,Творец, поддержаны тобой,Да не падут на сушь и воды

И не подавят нас собой. [5]

Зажег ты солнце во вселенной,Да светит небу и земле,Как лен, елеем напоенный,

В лампадном светит хрустале.

Творцу молитесь; он могучий:Он правит ветром; в знойный деньНа небо насылает тучи;

Дает земле древесну сень.

Он милосерд: он МагометуОткрыл сияющий Коран,Да притечем и мы ко свету,

И да падет с очей туман.

VIНе даром вы приснились мнеВ бою с обритыми главами,С окровавленными мечами,

Во рвах, на башне, на стене.

Внемлите радостному кличу,О дети пламенных пустынь!Ведите в плен младых рабынь,

Делите бранную добычу!

Вы победили: слава вам,А малодушным посмеянье!Они на бранное призванье

Не шли, не веря дивным снам.

Прельстясь добычей боевою,Теперь в раскаянье своемРекут: возьмите нас с собою;

Но вы скажите: не возьмем.

Блаженны падшие в сраженье:Теперь они вошли в эдемИ потонули в наслажденьи,

Не отравляемом ничем.

VIIВосстань, боязливый:В пещере твоейСвятая лампадаДо утра горит.Сердечной молитвой,Пророк, удалиПечальные мысли,Лукавые сны!До утра молитвуСмиренно твори;Небесную книгу

До утра читай!

VIIIТоргуя совестью пред бледной нищетою,Не сыпь своих даров расчетливой рукою:Щедрота полная угодна небесам.В день грозного суда, подобно ниве тучной,О сеятель благополучный!

Сторицею воздаст она твоим трудам.

Но если, пожалев трудов земных стяжанья,Вручая нищему скупое подаянье,Сжимаешь ты свою завистливую длань, —Знай: все твои дары, подобно горсти пыльной,Что с камня моет дождь обильный,

Исчезнут — господом отверженная дань.

IXИ путник усталый на бога роптал:Он жаждой томился и тени алкал.В пустыне блуждая три дня и три ночи,И зноем и пылью тягчимые очиС тоской безнадежной водил он вокруг,

И кладез под пальмою видит он вдруг.

И к пальме пустынной он бег устремил,И жадно холодной струей освежилГоревшие тяжко язык и зеницы,И лег, и заснул он близ верной ослицы —И многие годы над ним протекли

По воле владыки небес и земли.

Настал пробужденья для путника час;Встает он и слышит неведомый глас:«Давно ли в пустыне заснул ты глубоко?»И он отвечает: уж солнце высокоНа утреннем небе сияло вчера;

С утра я глубоко проспал до утра.

Но голос: «О путник, ты долее спал;Взгляни: лег ты молод, а старцем восстал;Уж пальма истлела, а кладез холодныйИссяк и засохнул в пустыне безводной,Давно занесенный песками степей;

И кости белеют ослицы твоей».

И горем объятый мгновенный старик,Рыдая, дрожащей главою поник…И чудо в пустыне тогда совершилось:Минувшее в новой красе оживилось;Вновь зыблется пальма тенистой главой;

Вновь кладез наполнен прохладой и мглой.

И ветхие кости ослицы встают,И телом оделись, и рев издают;И чувствует путник и силу, и радость;В крови заиграла воскресшая младость;Святые восторги наполнили грудь:

И с богом он дале пускается в путь.

Примечания

  1. Подражание Корану — «Нечестивые, пишет Магомет (глава Награды), думают, что Коран есть собрание новой лжи и старых басен». Мнение сих нечестивых, конечно, справедливо; но, несмотря на сие, многие нравственные истины изложены в Коране сильным и поэтическим образом.

    Здесь предлагается несколько вольных подражаний. В подлиннике Алла везде говорит от своего имени, а о Магомете упоминается только во втором или третьем лице.

  2. В других местах Корана Алла клянется копытами кобылиц, плодами смоковницы, свободою Мекки, добродетелию и пороком, ангелами и человеком и проч. Странный сей реторический оборот встречается в Коране поминутно.

  3. «Мой пророк, прибавляет Алла, вам этого не скажет, ибо он весьма учтив и скромен; но я не имею нужды с вами чиниться» и проч. Ревность араба так и дышит в сих заповедях.
  4. Из книги Слепец.
  5. Плохая физика; но зато какая смелая поэзия!

Анализ стихотворения «Подражания Корану» Пушкина

«Подражания Корану» занимают особые место в творчестве Пушкина. Это произведение было написано поэтом во время ссылки в Михайловском (1824-1826 гг.) и основано на серьезном изучении священной книги мусульман. В глазах православного человека это было довольно-таки странным занятием.

Но Пушкин был очень увлечен поэтическим языком и глубокими философскими размышлениями, изложенными в Коране. В «Примечаниях» к произведению сам автор замечает, что признает священную книгу «собранием… басен», изложенных «сильным и поэтическим образом». В другом месте Пушкин не может удержаться от восклицания: «Какая смелая поэзия!».

«Подражания Корану» поэт посвятил П. Осиповой, у которой часто гостил во время деревенской ссылки.

Произведение состоит из девяти самостоятельных частей. У них нет общего сюжета. Каждая часть выражает впечатления поэта от конкретных сур (глав) Корана. Некоторым частям Пушкин придал автобиографический характер, иногда использовал библейское мироощущение.

I часть основана на суре 93, также используются и другие эпизоды из жизнеописания Магомета. В ней Аллах обращается к избранному пророку с ободряющими и напутственными словами перед проповедью мусульманства.

II часть опирается на два отрывка из суры 33. В ней описана женитьба пророка на разведенной жене своего приемного сына. Этот поступок вызвал недовольство приглашенных гостей, в ответ на которое Магомет изрек очередное пророчество.

III часть является вольным переложением суры 30. В ней Магомету внушается спокойно и с полным правом распространять свою религию, «не понуждая нечестивых». Человек горд и самоуверен, но в день Страшного суда все предстанут перед Создателем, и «нечестивые» понесут заслуженную кару.

IV часть основана на отрывке из суры 2. В ней описано состязание Аллаха с пороком, который захотел поставить себя на равных с Создателем, но потерпел поражение после божественного «слова гнева».

V часть соотносится с образами из нескольких сур (21, 24 и др.). Автор подверг мусульманские образы литературной обработке и создал величественный образ Творца, которому подвластна вся вселенная.

VI часть опирается на суры 60 и 61. В них описана победа и взятие мусульманами города Мекки. Пушкин использовал видение Магомета, предвещающее победу. Последняя строфа прославляет воинов, павших в священной войне.

VII часть – подражание началу суры 73. Автор описывает обращение к пророку архангела Гавриила.

VIII часть основана на суре 2. В автографе Пушкин указал заголовок – «Милостыня». Нравственное поучение имеет библейский, а не мусульманский смысл.

IX часть – свободная интерпретация автора. Связь с Кораном прослеживает лишь через некоторые фрагменты суры 2. Чудесные превращения путника подчеркивают всемогущество и милосердие Аллаха.

В целом «Подражания Корану» являются блестящим образцом художественной обработки священного текста. Пушкин не был ограничен религиозной нетерпимостью и относился к Корану, как к одному из шедевров мировой литературы.

Читать стих поэта Александр Пушкин — Подражания Корану на сайте РуСтих: лучшие, красивые стихотворения русских и зарубежных поэтов классиков о любви, природе, жизни, Родине для детей и взрослых.

Источник: https://rustih.ru/aleksandr-pushkin-podrazhaniya-koranu/

Подражания Корану

Подражания Корану
Клянусь четой и нечетой,Клянусь мечом и правой битвой,Клянуся утренней звездой,

Клянусь вечернею молитвой:

Нет, не покинул я тебя.Кого же в сень успокоеньяЯ ввел, главу его любя,

И скрыл от зоркого гоненья?

Не я ль в день жажды напоилТебя пустынными водами?Не я ль язык твой одарил

Могучей властью над умами?

Мужайся ж, презирай обман,Стезею правды бодро следуй,Люби сирот, и мой Коран

Дрожащей твари проповедуй.

II

О, жены чистые пророка,От всех вы жен отличены:Страшна для вас и тень порока.Под сладкой сенью тишиныЖивите скромно: вам присталоБезбрачной девы покрывало.Храните верные сердцаДля нег законных и стыдливых,Да взор лукавый нечестивых

Не узрит вашего лица!

А вы, о гости Магомета,Стекаясь к вечери его,Брегитесь суетами светаСмутить пророка моего.В паренье дум благочестивых,Не любит он велеречивыхИ слов нескромных и пустых:Почтите пир его смиреньем,И целомудренным склоненьем

Его невольниц молодых.

III

Смутясь, нахмурился пророк,Слепца послышав приближенье:Бежит, да не дерзнет порок

Ему являть недоуменье.

С небесной книги список данТебе, пророк, не для строптивых;Спокойно возвещай Коран,

Не понуждая нечестивых!

Почто ж кичится человек?За то ль, что наг на свет явился,Что дышит он недолгий век,

Что слаб умрет, как слаб родился?

За то ль, что бог и умертвит
И воскресит его – по воле?

Что с неба дни его хранит
И в радостях и в горькой доле?

За то ль, что дал ему плоды,И хлеб, и финик, и оливу,Благословив его труды,

И вертоград, и холм, и ниву?

Но дважды ангел вострубит;На землю гром небесный грянет:И брат от брата побежит,

И сын от матери отпрянет.

И все пред бога притекут,Обезображенные страхом;И нечестивые падут,

Покрыты пламенем и прахом.

IV

С тобою древле, о всесильный,Могучий состязаться мнил,Безумной гордостью обильный;Но ты, господь, его смирил.Ты рек: я миру жизнь дарую,Я смертью землю наказую,На всё подъята длань моя.Я также, рек он, жизнь дарую,И также смертью наказую:С тобою, боже, равен я.Но смолкла похвальба порокаОт слова гнева твоего:Подъемлю солнце я с востока;

С заката подыми его!

V

Земля недвижна – неба своды,Творец, поддержаны тобой,Да не падут на сушь и воды

И не подавят нас собой.

Зажег ты солнце во вселенной,Да светит небу и земле,Как лен, елеем напоенный,

В лампадном светит хрустале.

Творцу молитесь; он могучий:Он правит ветром; в знойный деньНа небо насылает тучи;

Дает земле древесну сень.

Он милосерд: он МагометуОткрыл сияющий Коран,Да притечем и мы ко свету,

И да падет с очей туман.

VI

Не даром вы приснились мнеВ бою с обритыми главами,С окровавленными мечами,

Во рвах, на башне, на стене.

Внемлите радостному кличу,О дети пламенных пустынь!Ведите в плен младых рабынь,

Делите бранную добычу!

Вы победили: слава вам,А малодушным посмеянье!Они на бранное призванье

Не шли, не веря дивным снам.

Прельстясь добычей боевою,Теперь в раскаянье своемРекут: возьмите нас с собою;

Но вы скажите: не возьмем.

Блаженны падшие в сраженье:Теперь они вошли в эдемИ потонули в наслажденьи,

Не отравляемом ничем.

VII

Восстань, боязливый:В пещере твоейСвятая лампадаДо утра горит.Сердечной молитвой,Пророк, удалиПечальные мысли,Лукавые сны!До утра молитвуСмиренно твори;Небесную книгу

До утра читай!

VIII

Торгуя совестью пред бледной нищетою,Не сыпь своих даров расчетливой рукою:Щедрота полная угодна небесам.В день грозного суда, подобно ниве тучной,О сеятель благополучный!

Сторицею воздаст она твоим трудам.

Но если, пожалев трудов земных стяжанья,Вручая нищему скупое подаянье,Сжимаешь ты свою завистливую длань, -Знай: все твои дары, подобно горсти пыльной,Что с камня моет дождь обильный,

Исчезнут – господом отверженная дань.

IX

И путник усталый на бога роптал:Он жаждой томился и тени алкал.В пустыне блуждая три дня и три ночи,И зноем и пылью тягчимые очиС тоской безнадежной водил он вокруг,

И кладез под пальмою видит он вдруг.

И к пальме пустынной он бег устремил,И жадно холодной струей освежилГоревшие тяжко язык и зеницы,И лег, и заснул он близ верной ослицы -И многие годы над ним протекли

По воле владыки небес и земли.

Настал пробужденья для путника час;Встает он и слышит неведомый глас:«Давно ли в пустыне заснул ты глубоко?»И он отвечает: уж солнце высокоНа утреннем небе сияло вчера;

С утра я глубоко проспал до утра.

Но голос: «О путник, ты долее спал;Взгляни: лег ты молод, а старцем восстал;Уж пальма истлела, а кладез холодныйИссяк и засохнул в пустыне безводной,

Давно занесенный песками степей;

И горем объятый мгновенный старик,Рыдая, дрожащей главою поник…И чудо в пустыне тогда совершилось:Минувшее в новой красе оживилось;Вновь зыблется пальма тенистой главой;
Вновь кладез наполнен прохладой и мглой.

И ветхие кости ослицы встают,И телом оделись, и рев издают;И чувствует путник и силу, и радость;В крови заиграла воскресшая младость;Святые восторги наполнили грудь:И с богом он дале пускается в путь.

ПРИМЕЧАНИЯ
«Нечестивые, пишет Магомет (глава Награды), думают, что Коран есть собрание новой лжи и старых басен». Мнение сих нечестивых, конечно, справедливо; но, несмотря на сие, многие нравственные истины изложены в Коране сильным и поэтическим образом.

Здесь предлагается несколько вольных подражаний. В подлиннике Алла везде говорит от своего имени, а о Магомете упоминается только во втором или третьем лице.

В других местах Корана Алла клянется копытами кобылиц, плодами смоковницы, свободою Мекки, добродетелию и пороком, ангелами и человеком и проч. Странный сей реторический оборот встречается в Коране поминутно.

«Мой пророк, прибавляет Алла, вам этого не скажет, ибо он весьма учтив и скромен; но я не имею нужды с вами чиниться» и проч. Ревность араба так и дышит в сих заповедях.

Из книги Слепец.

Плохая физика; но зато какая смелая поэзия!

1824

Источник: https://ollam.ru/classic/rus/pushkin-aleksandr/podrazhaniya-koranu

Подражание Корану, Пушкин: анализ. Стихотворение Подражание Корану

Подражания Корану

Стихотворение «Подражание Корану» многие считают одним из самых неоднозначных произведений Александра Сергеевича Пушкина. Рассуждения поэта затрагивают самую болезненную тему – религиозную. Он постарался донести до читателя, что слепое следование догматам, непонимание сути веры ведет к принижению личности, что кто-то может манипулировать сознанием обезличенных людей.

История написания стихотворения «Подражание Корану» (Пушкин)

Анализ произведения необходимо начать с истории его написания, чтобы понять побудительные мотивы поэта. По возвращении из южной ссылки жизнедеятельному Пушкину пришлось еще 2 года коротать время в добровольной ссылке в родовом поместье Михайловское. Добровольной, потому что присматривать за строптивым поэтом вызвался его отец.

Александр Сергеевич был человеком пытливого ума и просто скучать в заточении не мог. Он развил бурную деятельность, посещая соседей и докучая им разговорами. Это были честные люди, со многими поэт вел себя раскованно и соизволял рассуждать на неполиткорректные темы. В том числе – религиозные.

Разговоры с Прасковьей Осиповой

Пожалуй, наиболее интересным собеседником для Пушкина была Прасковья Александровна Осипова, соседская помещица. Ей нравилась лирика Пушкина, стихи о природе, глубокомысленные поэмы.

Женщина обладала тонким умом, была пытлива и, к радости поэта, глубоко религиозна. Собеседники могли часами жарко диспутировать на тему веры.

В конечном итоге Пушкин решил выразить свои аргументы в стихотворной форме, написав в 1825 году 9-главое стихотворение «Подражание Корану».

Пушкин анализ религии построил на интерпретации текстов из Корана – священной книги мусульман. Каждая глава основана на конкретной истории из жизни и деяний пророка Магомета. Неизвестно, убедил ли гениальный литератор Прасковью Александровну в своей правоте, но жарких дебатов среди коллег он точно добился.

Краткое резюме

Хотя автор благоразумно в качестве критических рассуждений выбрал иноземную веру, произведение вызвало резонансный отклик. Произошел редкий случай, когда не было однозначного соглашательства с выводами поэта. Предполагал ли такой поворот Пушкин? «Подражание Корану» затрагивает слишком интимные чувства, важные для верующих.

На первый взгляд, это творение о деяниях пророка.

Но достаточно вдуматься в текст, и становится понятно, что повествование ведется о простых людях, вынужденных слепо повиноваться некогда принятым догмам и законам мусульманской веры.

Почему воин ислама должен обнажать меч и идти на смерть, даже не зная причин войны, в надежде, что «блаженны падшие в сраженьи»? Ради чего молодые мусульманки, став «женами чистыми пророка», обречены на безбрачие?

После прочтения становится понятен лейтмотив произведения «Подражание Корану». Стих предупреждает о том, что пока истинно верующие неустанно следуют заповедям, находятся люди, использующие их чувства ради достижения собственных корыстных целей.

Пушкин – атеист?

«Восстань, боязливый», – призывает поэт. «На это у каждого личный ответ» – такой довод приводят несогласные с безапелляционным воззванием Пушкина. На это у верующих есть подходящая поговорка: «Кесарю кесарево, а Богу богово».

Написав «Подражание Корану», Пушкин анализ противоречий в религиозной среде выставил напоказ. Все понимали иносказательный смысл текста. Хоть речь идет об исламе, подразумевается любая вера (православная в том числе).

Невольно возникает мысль, что Александр Сергеевич – атеист (что в царские времена считалось крамолой). Впрочем, это не так. Известно, что Пушкин уважал набожных людей и был терпим ко всем религиям. Он твердо считал, что слепое поклонение не способствует духовному просветлению.

Только осознавая себя как личность, можно достучаться до Бога.

Соответствие стихотворения тексту из Корана

Итак, как же произвести анализ? «Подражание Корану» среди литераторов считается трудным произведением, ведь текст опирается на Коран. Недостаточно знать отрывки из священной книги, которые использовал Пушкин при написании стихотворения, требуется понимание тонкостей ислама.

Многочисленные исследования показывают, что часть четверостиший достаточно точно следует логике Корана и базируется на точной интерпретации текста из этой книги.

Однако Пушкин не был бы собой, не привнеся вольности в трактовку священного для мусульман текста, тем более что суть самого стихотворения подразумевает некие изменения, перерождение, отказ от догматов.

Чтобы понять невероятную сложность интерпретации произведения, рассмотрим не весь стих Пушкина «Подражание Корану», а хотя бы несколько четверостиший. Цикл, написанный в 1824 году, состоит из девяти глав. Он открывается первой главой «Клянусь четой и нечетой…», состоящей из четырех четверостиший:

Клянусь четой и нечетой,

Клянусь мечом и правой битвой,

Клянуся утренней звездой,

Клянусь вечернею молитвой:

Нет, не покинул я тебя.

Кого же в сень успокоенья

Я ввел, главу его любя,

И скрыл от зоркого гоненья?

Не я ль в день жажды напоил

Тебя пустынными водами?

Не я ль язык твой одарил

Могучей властью над умами?

Мужайся ж, презирай обман,

Стезею правды бодро следуй,

Люби сирот и мой Коран

Дрожащей твари проповедуй.

Общий анализ первой главы

Суть работы исследователей творчества гениального поэта состоит в поиске соответствия строк, написанных Пушкиным, со строками из Корана. То есть в поиске того, на какую информационную базу опирался поэт при сочинении произведения «Подражание Корану». Стих сложен для изучения, поэтому специалистам чрезвычайно интересен.

Прежде всего выяснилось, что центральные образы первой главы: «зоркое гоненье» и «могучая власть» языка «над умами» – отсутствуют в Коране. Между тем текстуальная зависимость первой и последней строфы стихотворения от Корана не вызывает сомнений.

Словно предвидя интерес критиков к этому произведению, Пушкин оставил несколько ремарок, что помогло специалистам сделать более точный анализ. «Подражание Корану», например, содержит приме­чание поэта к первой строфе: «В других местах Корана Аллах клянется копытами кобылиц, плодами смоковницы, свободою Мекки.

Странный сей риторический оборот встречается в Коране поминутно».

Наиболее близка первой строфе глава 89. Заповеди, которые Аллах дает в стихотворении своему пророку, рас­сеяны по всему тексту Корана.

Все исследователи произведения отмечают особенно тес­ную связь последней строфы и первой строки второго четверостишия с 93 главой Корана: «Господь твой не оставил тебя…

Не обижай же сирот, не отъемли крох последних от убогих, возвещай милости к тебе Божии». Во 2 и 3 строфе пря­мая зависимость от Корана уже не столь очевидна.

Разбор второго четверостишия стихотворения «Подражание Корану» (Пушкин)

Анализ этой части вызывает затруднения. В нем речь идет о чудесном спасении от гонений, однако пушкиноведы не совсем понимают, к какой истории из Корана это относится. Исследователь Томашенский, к примеру, утверждал, что аналогичного текста в Коране нет. Однако его коллеги указывают, что в Коране упоминания о погоне присутствуют, например:

  • 8 глава: «Бог и пророк его привел правоверных на место безопасное и ниспослал воин­ства покарать неверных».
  • 9 глава: «Едва оба они укрылись в пещере, Магомет утешал клеврета своего: “Не сетуй, Бог с нами”.

Впрочем, преследование не­верными Магомета упоминается в Коране чрезвычайно бегло. Фомичев предположил, что Пушкин мог использовать жизнеописание Магомета из текста Корана, переведенного на французский язык, найденного в библиотеке Душкина.

В этом издании довольно по­дробно рассказывается о том, как Магомет со своим напарником укрылся в пещере во время бегства из Мекки, и Аллах вырастил чудесным образом у входа в пещеру дерево.

Заглянув в пещеру и увидев, что вход в нее затянут паутиной и что голубка отложила там яйца, преследователи решили, что туда уже давно никто не входил, и прошли мимо.

Объединение религий?

Возможно, стих Пушкина «Подражание Корану» сложно трактовать по той причине, что поэт ввел в произведение предания не только из Корана, но и Ветхого завета. Ведь Пушкин уважал все религии. Слова о «зорком гоненье» заставляют вспомнить о другой пого­не – о преследовании египетским фараоном Моисея и его соплеменников во время исхода из Египта.

Не исключено, что при создании своего стихотворения Пушкин имел в виду библейское повествование о переходе через Красное море, отожде­ствляя пророка Магомета с пророком Моисеем.

Основания для такого отождествления заложены уже в Коране, где Моисей выведен как предтеча Магомета: Аллах постоянно напоминает Магомету о его великом предше­ственнике, своем первом пророке – Моисее.

Неслучайно именно к книге “Исход”, в которой описаны деяния Моисея, восходит большинство сюжетов, заимствованных из Библии в Коран.

Анализ третьего четверостишия

Первые строки этого четверостишия исследователи соотносили с 11 стихом 8 главы Корана: «Не забывай… како низвел воду с небеси на умовение тебе, дабы очистился и был избавлен от злобы диявола». Однако у Пушкина речь идет об утолении жажды, а не об очищении, о «пустынных водах», а не о воде, ниспослан­ной с неба.

Быть может, Пушкин намекал на другое предание: как однажды в дороге между Мединой и Дамаском Магомет едва мог зачерпнуть ковш воды из пересыхающего ручья, но, вылив ее обратно, превратил ее в обильный источник, напоивший целое войско. Но в Коране этот эпизод отсутствует.

Поэтому ряд исследователей сопоставили первые строки третьей строфы с известным биб­лейским рассказом о том, как Моисей напоил людей, изнемогавших от жажды в пустыне, ударив жезлом по камню, из которого забил источник воды, ведь так повелел ему Бог.

В Коране этот эпи­зод упоминается дважды (главы 2 и 7).

И все же – библия?

Вернемся к предыстории. Чего добивался Пушкин? «Подражание Корану» было рождено в спорах с помещицей Осиповой о влиянии религии на умы людей. Поэт в стихотворной форме выразил свою точку зрения. Возможно, Пушкин принял во внимание, что Осиповой ближе библейские истории, либо ему показалось интересным совместить несколько религий или показать, что все религии по своей сути похожи.

Известно, что именно во время работы над циклом «Подражания Корану» у Пушкина возникла потребность обра­титься к Библии.

«Я тружусь во славу Корана», – пишет Пушкин брату в письме, которое датируется первыми числами ноября 1824 года.

Чуть позже, в начале 20-х чисел ноября, он просит брата прислать ему книгу: «Библию, Библию! И французскую не­пременно». По-видимому, работая над циклом, Пушкин увлекся как мусульманскими, так и библейскими мотивами.

Вывод

Почитателей поэзии вдохновляют лирика Пушкина, стихи о трепетной любви и красочной природе. Но Пушкин, прежде всего, гражданин, философ, мыслитель. Борец с несправедливостью, тиранией, притеснениями. Произведение «Подражание Корану» напоено духом свободы, призывом «Восстань, боязливый!»

Источник: https://autogear.ru/article/162/873/podrajanie-koranu-pushkin-analiz-stihotvorenie-podrajanie-koranu/

«Подражания Корану», анализ цикла стихотворений Пушкина

Подражания Корану

Стихотворение «Подражания Корану» было написано в 1824 году. Пушкину 25 лет. Южная ссылка закончилась, но поэт вынужден ещё 2 года жить в Михайловском под домашним арестом. За ним шпионил отец, вскрывая его письма.

Узнав об этом, Пушкин на некоторое время нашёл приют у соседей по имению. Хозяйка Тригорского, Прасковья Александровна Осипова, была женщиной образованной и умной. Она была набожной, часто спорила с молодым поэтом о вере.

Именно ей Пушкин посвятил «Подражания Корану», хотя в цикле речь идёт не о христианстве, а об исламе.

Хронологически первым было стихотворение «Смутясь, нахмурился пророк». Затем «Торгуя совестью пред бледной нищетой», о котором Пушкин писал брату Льву, что он трудится во славу Корану. Первые стихотворения цикла не имели мусульманского колорита. Это рассуждения о вере и месте человека в ней. Томашевский называл их духовными одами.

В ссылке в Михайловском Пушкин изучил доступный ему не очень точный французский перевод Корана и жизнеописание Магомета. Приметы мусульманского конкретизировались в стихах «Клянусь четой и нечетой», которые открывают цикл, и в других стихотворениях.

Литературное направление, жанр

Цикл «Подражания Корану» написан в тот период творчества Пушкина, который исследователи условно называют переходом от романтизма к реализму. Лирический герой каждого отдельного стихотворения романтик, безоговорочно верящий в свою правоту и непогрешимость Бога, которому он служит.

Но жизненные обстоятельства героев вынуждают читателя замечать нестыковки, ненужные и бессмысленные жертвы веры.

Кажется, что над циклом стоит образ наблюдателя, который выше лирического героя каждого отдельного стихотворения и, как Бог Магомету, диктует ему своё критическое (то есть реалистическое) отношение.

Цикл относится к философской лирике, так как это рассуждения о месте человека в мирозданье, о Боге. Стихотворения внутри цикла тоже можно разделить на три группы: духовные оды, то есть прославляющие Аллаха; назидательно-проповеднические и агиографические, то есть описывающие жизнь пророка Магомета.

Тема, основная мысль и композиция

Цикл состоит из девяти отдельных произведений. Каждое перепевает какую-нибудь суру (главу) Корана или эпизод из жизни Магомета. Все части связаны общими мотивами, тематикой.

Первая часть о том, как Аллах дал пророку Коран. Вторая часть о жёнах и друзьях пророка. Третья – о человеческой гордыне и воздаянии, четвёртая – о том, как пророк посмел равняться с Богом, пятая восхваляет Бога-творца, Бога-создателя.

Шестая посвящена воинам Аллаха, которые погибли за веру и вошли в эдем. Седьмая часть посвящена эпизоду из жизни Магомета, когда Бог сокрыл его от врагов в пещере. Восьмая часть учит, каким должно быть истинное, угодное Богу подаяние.

Цикл заканчивается притчей о ропщущем на Бога.

Каждая часть – это какая-нибудь грань веры. Цикл в целом об истинной вере и о заблуждениях человеческого ума.

В первой части Пушкин употребляет по отношению к человеку определение «дрожащая тварь», использованное потом Достоевским в «Преступлении и наказании».

Интересно, что подобных слов нет в Коране, но они были во французском переводе, который читал Пушкин. В третьей части речь идёт о том, может ли страх приводить к Богу. Шестая часть подталкивает к вопросу, стоит ли умирать за веру.

Основная мысль цикла не в критике ислама или какой-либо другой веры, например, христианства. Пушкин со всем почтением относится к Корану, даже пишет в примечаниях, что «многие нравственные истины изложены в Коране сильным и поэтическим образом».

В то же время лирический герой не вступает в изображённые отношения между Богом, пророком, праведниками и грешниками, верными и неверными. Лирический герой занимает позицию стороннего наблюдателя и пытается проанализировать мотивы и поступки Бога, пророка и людей, уложить их в цельную картину мира.

Если считать последнюю притчу выводом, моралью, то лирический герой примиряется с Богом. Может быть, именно поэтому Пушкин посвятил цикл Осиповой, желавшей этого примирения в жизни поэта.

Путник (аллегория живущего) ропщет на Бога несправедливо, потому что он даёт всё необходимое (кладезь под пальмой). Но, получив просимое, нельзя расслабляться и засыпать, иначе наступает духовная смерть. Если же человек опомнится и обратится к Богу без ропота, то душа его наполняется святыми восторгами, «и с Богом он далее пускается в путь».

Размер и рифмовка

Первые шесть частей написаны шестистопным ямбом, седьмая часть – двустопным амфибрахием, восьмая – шестистопным ямбом, девятая – четырёхстопным амфибрахием.

Разнообразие стихотворных размеров подчёркивает широту изображаемых тем. Рифма встречается женская и мужская. Рифмовка самая разная: и парная, и кольцевая, и перекрёстная. Строки седьмой части не рифмуются.

Создаётся впечатление, что эта молитва прямо из Корана.

Тропы и образы

Стиль священной книги Пушкин передаёт с помощью старославянизмов, как и в тех случаях, когда он пишет на библейские темы: сень, жажда, глава, стезя, тварь. Используются эпитеты высокого стиля: благочестивый, велеречивый, нескромный, пустой, целомудренный…

В некоторых частях Пушкин вообще не использует тропы, например, в третьей. От этого картина человеческих преступлений и Божьего суда особенно правдива и грозна.

В пятой части, где описано творение Божье, наоборот, есть и великолепные сравнения (солнце светит, как масло в лампадном хрустале), и метафоры (верующие притекают ко свету, с очей падает туман).

Богаты тропами восьмая и девятая части, которые как будто меньше связаны по смыслу с остальным циклом: это поучение и притча на общечеловеческие темы. Последнее стихотворение подводит итог всего цикла и перекликается с первым: не ропщи на те трудности, которые описаны вначале, и в конце получишь воздаяние.

  • «Капитанская дочка», краткое содержание по главам повести Пушкина
  • «Погасло дневное светило», анализ стихотворения Пушкина
  • «Я помню чудное мгновенье…», анализ стихотворения Пушкина
  • «Евгений Онегин», краткое содержание по главам романа Пушкина
  • «Медный всадник», анализ поэмы Пушкина
  • «Няне», анализ стихотворения Александра Пушкина
  • «19 октября», анализ стихотворения Александра Пушкина
  • «Пророк», анализ стихотворения Александра Сергеевича Пушкина
  • «Зимнее утро», анализ стихотворения Александра Сергеевича Пушкина
  • «Безумных лет угасшее веселье…», анализ стихотворения Пушкина
  • «Анчар», анализ стихотворения Александра Сергеевича Пушкина
  • «Свободы сеятель пустынный», анализ стихотворения Пушкина
  • «Мадонна», анализ стихотворения Пушкина
  • «Моцарт и Сальери», анализ трагедии Пушкина
  • «К морю», анализ стихотворения Александра Сергеевича Пушкина

По произведению: «Подражания Корану»

По писателю: Пушкин Александр Сергеевич

Источник: https://goldlit.ru/pushkin/857-podrazhaniia-koranu-analiz

I

Клянусь четой и нечетой,

Клянусь мечом и правой битвой,

Клянуся утренней звездой,

Клянусь вечернею молитвой:[1]

Нет, не покинул я тебя.

Кого же в сень успокоенья

Я ввел, главу его любя,

И скрыл от зоркого гоненья?

Не я ль в день жажды напоил

Тебя пустынными водами?

Не я ль язык твой одарил

Могучей властью над умами?

Мужайся ж, презирай обман,

Стезею правды бодро следуй,

Люби сирот, и мой Коран

Дрожащей твари проповедуй.

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть