Союзы Крымской войны

Крымская война: британский и французский резоны

Союзы Крымской войны

Продолжаем знакомство со взглядами на Крымскую войну, сложившимися в стане противников России и нейтральных государств. На этот раз попробуем разобраться, почему ведущие промышленные державы Европы, Франция и Великобритания, вступили во вроде бы ненужную им войну против России.

Франция

Луи Наполеон, пришедший к власти во Франции в 1848 году, взлетел на политический Олимп на волне обещаний и ожиданий.

Он обещал примирить все социальные конфликты между аристократией и новой буржуазией, утверждал, что поднимет социальный и экономический уровень страны, возродит промышленность и добьется финансового благоденствия.

Однако основным тезисом, который услышал избиратель, оказалось послабление в налогах, что и принесло Луи Наполеону победу на выборах.

Однако, став президентом Французской республики, он наткнулся на глухое противостояние с Ассамблеей и Государственным Советом. Сторонники Луи-Филиппа Орлеанского, хоть и вошли в правительство, отказывались сотрудничать с новым президентом.

Французский император Наполеон III

По политическим воззрениям население Франции разделилось на три лагеря: легитимисты, республиканцы и орлеанисты. Легитимисты были сторонниками возрождения неограниченной монархии, орлеанисты выступали за конституционную монархию, республиканцы, естественно, – за республику.

Начались заговоры и контр-заговоры, которые логично вылились в переворот 2 декабря 1851 года. Луи Наполеон ввел войска в Парламентскую Ассамблею, арестовал 78 ее членов и объявил себя императором Франции.

Оставшиеся 220 депутатов под угрозой армейских штыков единогласно проали за изменение французской конституции согласно проекту Наполеона.

После переворота новоиспеченный император пошутил:

«Господи, какое правительство теперь я имею! Императрица – легитимист. Наполеон Жером – республиканец. Морни – орлеанист. Сам я – социалист. И ни одного бонапартиста за исключением Персиньи, но тот просто безумен».

Но Наполеон понимал, что в тех противоречиях, которые ему достались во Франции, нужно было что-то, что могло бы объединить страну. И он решил, что таким средством могла бы стать война. Война нужна была маленькая и победоносная, ибо высокие жертвы и экстраординарные расходы могли бы не сплотить, а наоборот, окончательно рассорить нацию.

Наполеон мог выбирать, где и с кем будет происходить эта война. В пользу России существовало несколько причин, которые условно можно разделить на две группы: личные и геополитические.

К личным причинам можно отнести оскорбление Николаем I Наполеона, который считал нового французского императора выскочкой (parvenu), и в письмах к нему именовал Луи «другом» (ami), тогда как уважительным обращением монарха к монарху должно было быть «брат» (frère). Конечно, Наполеон III, когда об этом узнали газеты, отшутился, что «братьев не выбирают, тогда как друзей мы находим себе сами». Тем не менее, осадок остался. Вторая личностная причина – «отомстить за дядю», то есть смыть позор поражения Наполеона I в России в 1812 году.

Совокупность геополитических причин позволяла консолидировать французское общество. Легитимисты ненавидели Николая I по той же причине, что и Наполеон – как главного конкурента в Европе.

Республиканцы видели в союзе Австрии, России и Пруссии реакционный союз, который мешал делу «свободы, равенства и братства». И было понятно, что главную роль в этом союзе играет Россия.

Орлеанисты считали, что поражение России откроет Франции выход к Адриатике, Северо-Восточной Африке и Египту, в результате чего французское влияние в регионе заменит русское.

Российский император Николай I

Но вплоть до ноября 1853 года Наполеон III вообще не был уверен, что он вступит в войну. Пример очень характерной реакции сразу же после Синопского сражения отражен в письме Наполеону от генерал-прокурора Тулузы:

«Огромное число военных, узнавших о разгорании Восточного конфликта, с оживлением обсуждают возможности его мирного урегулирования, общественное мнение против вмешательства в войну, если никаких новых экстраординарных событий не произойдет. Все слои населения уверены, что в случае военного конфликта данная война будет не морской, а континентальной, и все удивлены, видя наш союз с англичанами, которых они считают врагом почище русских. Нельзя сказать, что война популярна».

Поворотным моментом, скорее всего, послужили неурожаи во Франции 1853 года и эпидемия холеры в Париже. Как мы уже говорили, власть Наполеона было очень непрочна, и любая внутренняя проблема грозила перерасти в новый виток борьбы за власть.

В этой ситуации через своего друга, Генри Джон Темпла, виконта Пальмерстона, императору удалось «продавить» премьер-министра Джорджа Гамильтона-Гордона, лорда Абердина.

Франция с Англией смогли договориться о заключении военного союза, направленного против России, и к концу декабря 1853 года вступление Франции в войну с Россией стало делом решенным. Внешняя война должна была отвлечь французское общество от внутренних проблем.

Великобритания

Ситуация в Англии накануне Крымской войны была не менее интересной, нежели во Франции.

Началось все, видимо, в 1838 году, когда была образована «лига против хлебных законов». Дальнейшее развитие событий отлично описано в книге Уильяма Бернстайна «Великолепный обмен»:

«В 1845 году боги плодородия обрушили на Британские острова свой гнев, который послужил причиной одного из самых драматических эпизодов в политической истории Англии. Июль и август этого года были дождливыми и холодными. «Зеленая зима» уничтожила урожай пшеницы.

В то же время в Южной Англии появилась картофельная гниль и, как пожар, распространилась по Ирландии, обрекая ее население на голод. С наступлением этого кошмарного года правительство охватил ужас. Надежду на спасение видели в закупках американской кукурузы и докладах особой научной комиссии о том, что прежде случались еще более тяжелые эпидемии картофельной гнили.

22 ноября правительство потеряло последний оплот — лорд Джон Рассел, лидер оппозиционных вигов, выступил за отмену «хлебных законов».

Голод в Ирландии

«К этому моменту даже самые убежденные тори понимали, что для того, чтобы избежать массового голода, английские и ирландские порты нужно открыть для ввоза импортного зерна. При этом премьер-министр Пиль отлично понимал, что однажды их открыв, закрыть обратно уже не получится без риска обрушить на себя революцию.

Спустя две недели он собрал кабинет министров и объявил, что намерен отменить «хлебный закон». Когда двое из его министров отказались его поддержать, он обратился к королеве с просьбой об отставке.

Рассел оказался не в состоянии собрать правительство вигов, поскольку в палате общин его партия составляла меньшинство, так что 20 декабря Пиль вернулся на свою должность.

К январю 1846 года Пилю ничего не оставалось, как публично признать, что Кобден и Лига оказались правы, а он изменил свое отношение к «хлебным законам». Те из его товарищей-тори, кто не принял новой веры, остались в дураках.

Этот замечательный акт самопожертвования оставил след как на политических судьбах Великобритании, так и на репутации самого искусного политического лидера XIX века.

25 июня отмену закона утвердили в палате лордов, а через несколько дней элита землевладельцев из партии тори под предводительством Бенджамина Дизраэли устроила Пилю окончательную отставку. Пиль спас собственный класс — земельную аристократию — от себя же самого, и тот предал его за это анафеме».

Англия радикально снизила ввозные пошлины на сырье, но теперь хотела бы, чтобы все остальные страны радикально снизили пошлины на английские промышленные товары. Это было нужно для того, чтобы сбывать свои промышленные товары в той же России в огромных количествах (понятно, что российская промышленность с ними конкурировать не сможет), а взамен получать сырье и зерно.

Естественно, царское правительство этому противилось, как Канкрин, так позже и Вронский. Ибо пока у нас была хоть и плохенькая, но своя промышленность, а так – не будет никакой.

Коалиционное правительство лорда Абердина

В Англии после отмены хлебных законов к власти, по сути, пришла промышленно-спекулятивная буржуазия. А земельная аристократия потеряла свои позиции почти полностью. Но… Опять но. Земельная аристократия по-прежнему правила бал в армии, и она хотела поднять свою значимость.

После смерти Пиля фракции старой и новой буржуазии оказались равновеликими, в результате Абердин и Пальмерстон были вынуждены сформировать коалицию. Получился вот такой кабинет:

  • Премьер-министр: лорд Абердин, спикер Палаты Лордов (земельная аристократия);
  • Министерство внутренних дел: лорд Пальмерстон (новая буржуазия);
  • Министерство иностранных дел: лорд Рассел (правда, к июню 1854 года он стал министром без портфеля);
  • Министерство иностранных дел: (с июня 1854): лорд Кларедон;
  • Канцлер Казначейства: лорд Гладстон;
  • Министерство финансов: лорд Ньюкасл;
  • Военный министр: Сидни Герберт;
  • Военный секретарь (начальник службы тыла) и Первый лорд Адмиралтейства: сэр Джеймс Грэхэм;
  • Министр по делам в колониях: сэр Чарльз Вуд.

При этом за вступление в войну выступали Пальмерстон, Герберт и Грэхэм. Ньюкасл был резко против, и вообще хотел скинуть Грэхэма с поста Первого Лорда и заменить его Вудом.

На флоте Грэхэма ненавидели – он вообще ни дня не провел на кораблях, море видел только с берега или на картинке. По сути это был финансист, которого поставили, чтобы «оптимизировать бюджет».

При этом Грэхэм сначала был вигом, а в 1854-м перебежал к тори.

Грэхэм нашел себе союзника в лице Гладстона, которому нравились инновации Первого лорда.

Инновации эти носили чисто финансовый характер – сократить количество стрельб до двух в год, или маневры флота проводить не раз в год, а раз в два года – подход истинного финансиста.

В конце концов, после того, как Раселла выкинули из кабинета и заменили его Гладстоном, тори получили в кабинете преимущество в один голос.

Тори требовали войны, в противном случае угрожая выразить недоверие Абердину и переформировать правительство по итогам слушаний в Парламенте.
И Абердин, скрепя сердце согласился.

Абердин писал Расселлу:

«Абстрактная справедливость дела, бесспорно, является слабым утешением среди неизбежных бедствий войны и для решения дела эта справедливость просто аполитична и неразумна. Моя совесть гложет меня все больше, поскольку прояви я первый чуть больше энергии и напора, и все дело решилось бы не на Дунае, а на Даунинг-стрит».

С началом войны проблемы в правительстве Англии продолжились.

Грэхэм собирался вести войну по-своему, но получил четкое указание от Пальмерстона – согласовывать морскую стратегию с французами, что оказалось для него холодным душем.

К тому же, когда он влез с головой в дела Адмиралтейства, то выяснил, что в Роял Неви идет масштабное перевооружение, которое закончится лишь в 1856-м году, а на дворе только 1854-й.

Паровые корабли, как оказалось, не стали панацеей: так, до 1856-го года использование на линейных кораблях паровых машин в бою считалось внештатной ситуацией: когда у тебя сбиты мачты и ты получил существенные повреждения – разводишь пары и ползешь в ближайший порт.

И дело тут было не только в экономии угля: на повышенных оборотах вылетали эксцентрики цилиндров и сильно загрязнялись котлы. Это англичане хорошо прочувствовали при пробеге линкора «Агаменмнон» на мерной миле 30 сентября 1852 года, когда тот показал скорость 9.35 узла.

А потом котлы заглохли, и обратно на стоянку его тащили два буксира.

Американская карикатура «Пустая тарелка». У английского льва нож с надписью «Расчленение Турции». Индейка-Турция заглядывает с улицы: «До чего же грустны! А я ни на что не жалуюсь!»

Главным же «заводилой» войны с Россией оказался Пальмерстон. Он говорил, что «ограниченный конфликт с Россией заставит последнюю вести либеральную таможенную политику и присоединиться к принципам свободной торговли». То есть основанием войны, как и в случае с Первой опиумной войной в Китае, было получение экономических преференций.

Кроме того, Пальмерстон утверждал, что война отлично стимулирует промышленное развитие и производство. Поскольку возрастает госзаказ на промышленные изделия, появляется возможность расширения производственных мощностей.
При этом сам Пальмерстон был мечтателем, фантазером, оторванным от реальности. Его письма Парламенту и королеве – это нечто:

«Цели войны – оторвать от России Финляндию, Польшу, Грузию».

Самое смешное, что став премьером после Абердина, он получил в своем кабинете устойчивое большинство против своей же политики и был вынужден «удовольствоваться неудобным миром как нежеланным подарком».

Продолжение

Источник: https://warspot.ru/9065-krymskaya-voyna-britanskiy-i-frantsuzskiy-rezony

Начало Крымской войны

Союзы Крымской войны

Закономерным итогом реакционной внутренней и внешней политики Николай I было его поражение в Крымской войне. После подавления венгерской революции в 1849 г.

, когда Николай I спас австрийскую монархию от развала, он решил, что настало время заняться «восточным вопросом».

Он стремился разгромить Турцию, окончательно утвердить свое влияние на Балканском полуострове и в проливах, что значительно усилило бы военную мощь царской России.

Царское правительство сочло обстановку начала 50-х годов удобной для решения этих задач. Такое мнение основывалось на том, что Турция была отсталым феодальным государством и разгромить ее не представляло большого труда.

Николай I рассчитывал на поддержку австрийского и прусского монархов в благодарность за помощь, которую он им оказывал в борьбе против революционного движения. Франция, по мнению царского правительства, еще не оправилась после революции 1848 г.

Наконец, с Англией Николай I надеялся договориться, пообещав ей часть турецких владений – Египет и Крит.

Однако все эти расчеты были глубоко ошибочными. Английская буржуазия, стремившаяся к мировому господству, сама желала утвердиться на Ближнем Востоке и на Балканах.

Английское правительство толкало Турцию на войну, надеясь с ее помощью разгромить Россию и тем самым устранить своего конкурента. Французской буржуазии также было экономически невыгодно установление господства России на Ближнем Востоке.

Новому французскому императору Наполеону III была нужна успешная война для упрочения своей власти. Австрия со своей стороны боялась усиления влияния России на Балканах, так как это грозило подорвать ее власть над славянскими народами Австрийской империи.

Ее поддерживала Пруссия. Таким образом, царская Россия оказалась одинокой. Против нее ополчилась могучая коалиция европейских государств. 

В такой обстановке в октябре 1853 г. между Россией и Турцией началась война.

Начало военных действий

Военные действия сначала развернулись на двух фронтах:

Русская армия перешла границу и оккупировала дунайские княжества Молдавию и Валахию. Контрудары турецких войск из-за Дуная были отбиты.

Важнейшим событием первого этапа войны было морское сражение в ноябре 1853 г. между турецким и русским флотом в бухте, где находился турецкий порт Синоп.

В этом сражении Черноморская эскадра под командованием адмирала П. С. Нахимова полностью разгромила турецкий черноморский флот, командующий флотом был взят в плен. Эта крупная морская победа показала искусство русских флотоводцев и беззаветное мужество матросов.

Разгром турецкого флота вызвал тревогу в еропейских странах. Англия и Франция, которые к этому времени закончили приготовления к войне, нарушив прежние договоры с Россией, ввели свои эскадры в Черное море, а в марте 1854 г. открыто вступили в войну на стороне Турции. Все расчеты Николая I оказались неверными. Соотношение сил резко изменилось не в пользу России.

Военная отсталость России

По сравнению с Англией и Францией Россия  являлась экономически отсталой страной. Самодержавно-крепостнические порядки тормозили развитие всех отраслей экономики, что сказалось и на военной технике. Основная масса русской пехоты была вооружена кремневыми ружьями: 

  1. заряжавшимися с дула и
  2. стрелявшими лишь на 300 шагов.

Нарезное оружие союзников, заряжавшееся с казенной части, превосходило их по дальности, скорости и меткости стрельбы. Более слабой оказалась и русская артиллерия, так как она была оснащена старыми пушками, дальнобойность которых была невелика. К тому же не хватало снарядов. Военные заводы с их крепостными рабочими и отсталой техникой не могли обеспечить армию вооружением и боеприпасами.

Большую роль во время войны играют коммуникации – средства связи с тылом, по которым идет переброска войск, подвоз продовольствия и боеприпасов. Железных дорог, -связывающих цертр страны с ее окраинами, не было, а продвижение на лошадях и волах по плохим проселочным дорогам занимало очень много времени.

В России почти не было парового флота. Парусный флот, всецело зависящий от ветра и погоды, был бессилен против сильного парового флота неприятеля.

Очень плохо было организовано медицинское обслуживание и снабжение армии. Казнокрадство и взяточничество чиновников стали в эти последние годы существования крепостного права безграничны.

В царской армии господствовали муштра и палочная дисциплина. Энгельс указывал, что России предстояла безнадежная борьба нации экономически отсталой «против наций с современным производством» (К. Маркс и Ф.

Энгельс, Соч., т. 38, стр. 398).

Крымская война 1853-1856 гг

Как царская Россия, так и ее противники стремились к захватам новых владений, к установлению господства на Ближнем Востоке. Особенно агрессивные планы строило английское правительство. Оно мечтало ослабить Россию на море, отторгнуть от нее Прибалтику, Польшу, Крым и Закавказье, и превратить Россию во второстепенную державу.

Зимой 1853/54 г. на обоих фронтах – и в Закавказье, и на Балканах – было затишье. Лишь с  вступлением в войну Англии и Франции действия турецкой армии стали более активными.

Создав в Закавказье большое численное превосходство, турки предприняли наступление на Грузию, стремясь захватить Тифлис. С севера им на помощь двигались войска Шамиля.

Но благодаря героизму и стойкости русских солдат и грузинской милиции турецкие войска и отряды Шамиля были отброшены и угроза захвата Тифлиса ликвидирована. Русская армия перешла в наступление и в ряде сражений разгромила войска противника.

На Балканах военные действия шли вяло. Русские войска были скованы осадой крепости Силистрия. Развертыванию действий русской армии мешала Австрия.

Сосредоточив огромную армию на границе с Россией и угрожая войной, австрийское правительство при поддержке Пруссии потребовало вывести русские войска из дунайских княжеств.

Россия вынуждена была удовлетворить это требование и отвести свои войска за р. Прут.

По численности и техническому оснащению флот Англии и Франции превосходил флот России. Англо-французские корабли подвергли бомбардировке

  • Петропавловск-на-Камчатке,
  • Соловецкий монастырь (на Белом море),
  • Одессу.

Небольшие русские гарнизоны оказали героическое сопротивление и сбросили десанты противника в море. Огромная эскадра союзников блокировала Балтийское побережье России, рассчитывая захватить морские крепости Свеаборг и Кронштадт, но атаковать их так и не решилась, опасаясь больших потерь.

Осенью 1854 г. союзники начали активные военные действия с целью захвата Крыма. Крымский полуостров имел огромное военное значение, так как он обеспечивал безопасность всего юга России. Овладев им, противник наносил удар по военной мощи России. Отсюда он мог угрожать и Кавказу, и Балканам, и южным российским губерниям.

В сентябре более чем 60-тысячная армия союзников, включавшая английские, французские и турецкие войска, высадилась в Крыму (около Евпатории) и начала наступление на главную военно-морскую базу в Крыму – Севастополь. Попытка русского командования задержать неприятеля на р. Альме, с тем чтобы остановить его движение к Севастополю, не удалась.

В то же время сражение на Альме показало англичанам и французам, что рассчитывать на легкую победу не приходится. Несмотря на то что русская армия была хуже вооружена и почти вдвое меньше неприятельской, сражение было упорным и кровопролитным.

«Еще одна такая победа,- сказал командир одной из английских дивизий герцог Кембриджский,- и у Англии не будет армии».

Англо-французские войска двинулись на Севастополь, надеясь взять его комбинированным ударом с моря и с суши. Но защитники Севастополя затопили парусные корабли у входа в бухту, чтобы закрыть флоту противника доступ в нее.

Убедившись, что флот не сможет участвовать в штурме Севастополя, а русские готовы упорно защищаться, союзники отказались от лобового удара. Они обошли город с восточной стороны и расположились южнее его, захватив Балаклаву.

Они начали готовиться к наступлению на Севастополь.

Источник: http://hist-world.com/rossijskaya-imperiya-xixv-fedosov/479-nachalo-krymskoj-vojny.html

Крымская война 1853-1856 – Русская историческая библиотека

Союзы Крымской войны

[ статью Причины Крымской войны.]

23 октября 1853 турецкий султан объявил России войну. К этому времени наша Дунайская армия (55 тыс.) была сосредоточена в окрестностях Бухареста, имея передовые отряды на Дунае, а османы имели в Европейской Турции до 120 – 130 тыс., под начальством Омера-паши. Войска эти расположены были: 30 тыс. у Шумлы, 30 тыс. в Адрианополе, а остальные по Дунаю от Виддина до устья.

Несколько ранее объявления Крымской войны турки уже начали военные действия захватом в ночь на 20 октября Ольтеницкого карантина на левом берегу Дуная. Прибывший русский отряд генерала Данненберга (6 тыс.) 23 октября атаковал турок и, несмотря на численное их превосходство (14 тыс.

) уже почти занял турецкие укрепления, но был отведен назад генералом Данненбергом, считавшим невозможным удерживать Ольтеницу под огнем турецких батарей правого берега Дуная.

Затем Омер-паша сам вернул турок на правый берег Дуная и беспокоил наши войска лишь отдельными внезапными нападениями, чем отвечали и русские войска.

Крымская война 1853-1856. Карта

Одновременно с этим турецкий флот подвозил припасы кавказским горцам, действовавшим против России по наущению султана и Англии.

Чтобы воспрепятствовать этому, адмирал Нахимов, с эскадрой из 8 судов, настиг турецкую эскадру, укрывшуюся от плохой погоды в Синопской бухте. 18 ноября 1853, после трёхчасового Синопского сражения, неприятельский флот, в числе 11 судов, был истреблен.

Пять османских судов взлетели на воздух, турки потеряли до 4000 убитыми и ранеными и 1200 пленных; у русских же выбыло из строя 38 офицеров и 229 нижних чинов.

Между тем, Омер-паша, отказавшись от наступательных операций со стороны Ольтеницы, собрал до 40 тыс. к Калафату и решил разбить слабый передовой Мало-Валахский отряд генерала Анрепа (7,5 тыс.). 25 декабря 1853 года 18 тыс.

турок атаковали у Четати 2,5-тысячный отряд полковника Баумгартена, но подошедшие подкрепления (1,5 тыс.) спасли наш отряд, расстрелявший все патроны, от окончательной гибели. Потеряв до 2 тыс. чел.

, оба наши отряда отступили ночью к селению Моцецей.

После сражения у Четати Мало-Валахский отряд, усиленный до 20 тыс., расположился на квартирах у Калафата и преградил туркам доступ в Валахию; дальнейшие операции Крымской войны на европейском театре в январе и феврале 1854 ограничивались мелкими столкновениями.

Тем временем, действия русских войск на закавказском театре сопровождались полным успехом. Здесь турки, собрав еще задолго до объявления Крымской войны 40-тысячную армию, в середине октября открыли военные действия. Начальником русского действующего корпуса назначен был энергичный князь Бебутов.

Получив сведения о движении турок к Александрополю (Гюмри), князь Бебутов 2 ноября 1853 выслал отряд генерала Орбелиани. Отряд этот неожиданно наткнулся у селения Баяндура на главные силы турецкой армии и едва спасся в Александрополь; турки же, опасаясь русских подкреплений, заняли позицию у Башкадыклара.

Наконец 6 ноября получен был манифест о начале Крымской войны, и 14 ноября князь Бебутов двинулся на Карс.

Другой турецкий отряд (18 тыс.) 29 октября 1853 подошел к крепости Ахалцыху, но начальник Ахалцыхского отряда князь Андронников с своими 7 тыс. 14 ноября сам атаковал турок и обратил их в беспорядочное бегство; турки потеряли до 3,5 тыс., тогда как наши потери ограничились лишь 450 чел.

Вслед за победой Ахалцыхского отряда и Александропольский отряд под начальством князя Бебутова (10 тыс.) разгромил 19 ноября 40-тысячную армию турок на сильной Башкадыкларской позиции и только крайнее утомление людей и лошадей не позволило развить достигнутый успех преследованием. Тем не менее, турки в этом бою потеряли до 6 тыс., а наши войска – около 2 тыс.

Обе указанные победы сразу подняли престиж русской силы, и готовившееся в Закавказье общее восстание сразу затихло.

Крымская война 1853-1856. Карта

Балканский театр Крымской войны в 1854 году

Между тем, 22 декабря 1853 соединенный англо-французский флот вступил в Черное море с целью защитить Турцию со стороны моря и помочь ей снабжать свои порты необходимыми запасами. Русские посланники немедленно прервали сношения с Англией и Францией и вернулись в Россию.

Император Николай обратился к Австрии и Пруссии с предложением, в случае его войны с Англией и Францией, соблюдать строжайший нейтралитет. Но обе эти державы уклонились от каких-либо обязательств, отказавшись в то же время и от присоединения к союзникам; для обеспечения же своих владений они заключили между собою оборонительный союз.

Таким образом, в начале 1854 года выяснилось, что Россия осталась в Крымской войне без союзников, а потому были приняты самые решительные меры к усилению наших войск.

К началу 1854 на пространстве по Дунаю и Черному морю до Буга расположено было до 150 тыс. русских войск.

С этими силами предполагалось двинуться вглубь Турции, поднять восстание балканских славян и объявить Сербию независимой, но враждебное настроение Австрии, усиливавшей свои войска в Трансильвании, заставило отказаться от этого смелого плана и ограничиться переходом через Дунай, для овладения лишь Силистрией и Рущуком.

В первой половине марта русские войска переправились через Дунай у Галаца, Браилова и Измаила, а 16 марта 1854 заняли Гирсово. Безостановочное наступление к Силистрии неминуемо повело бы к занятию этой крепости, вооружение которой не было еще окончено.

Однако, вновь назначенный главнокомандующий, князь Паскевич, еще не прибыв лично к армии, остановил ее, и только настояния самого императора заставили его продолжать наступление к Силистрии.

Сам же главнокомандующий, опасаясь, чтобы австрийцы не отрезали путь отступления русской армии, предлагал вернуться в Россию.

Остановка русских войск у Гирсова дала туркам время усилить, как саму крепость, так и гарнизон её (с 12 до 18 тыс.). Подойдя к крепости 4 мая 1854 с 90 тыс., князь Паскевич, всё ещё опасаясь за свой тыл, расположил свою армию в 5 верстах от крепости в укрепленном лагере для прикрытия моста через Дунай.

Осада же крепости поведена была только против восточного её фронта, а с западной стороны турки на виду у русских подвозили в крепость запасы.

Вообще действия наши под Силистрией носили отпечаток крайней осторожности самого главнокомандующего, которого смущали еще и неверные слухи о происшедшем якобы соединении союзников с армией Омера-паши.

29 мая 1854 контуженный на рекогносцировке князь Паскевич уехал из армии, передав ее князю Горчакову, который энергично повел осаду и 8 июня решил штурмовать форты Араб и Песчаное.

Уже сделаны были все распоряжения к штурму, как за два часа до штурма было получено приказание князя Паскевича немедленно снять осаду и перейти на левый берег Дуная, что и было исполнено к вечеру 13 июня. Наконец, по условию, заключенному с Австрией, обязавшейся поддерживать наши интересы перед западными дворами, с 15 июля 1854 начался вывод наших войск из Дунайских княжеств, которые с 10 августа заняты были австрийскими войсками. Турки вернулись на правый берег Дуная.

Во время этих действий союзники предприняли на Черном море ряд нападений на наши прибрежные города и, между прочим, в страстную субботу 8 апреля 1854 жестоко бомбардировали Одессу. Затем союзный флот показался у Севастополя и направился к Кавказу.

На суше поддержка османов союзниками высказалась высадкой отряда у Галлиполи для защиты Константинополя. Затем эти войска в начале июля были перевезены в Варну и двинулись в Добруджу. Здесь холера произвела в их рядах сильное опустошение (с 21 июля по 8 августа 8 тыс.

заболело и из них 5 тыс. умерло).

Крымская война на закавказском театре в 1854 году

Военные действия весной 1854 на Кавказе открылись на нашем правом фланге, где 4 июня князь Андронников, с Ахалцыхским отрядом (11 тыс.), разбил турок у Чолока. Несколько позднее, на левом фланге Эриванский отряд генерала Врангеля (5 тыс.) 17 июня атаковал 16 тыс.

турок на Чингильских высотах, опрокинул их и занял Баязет. Главные силы Кавказской армии, т. е. Александропольский отряд князя Бебутова, 14 июня двинулись к Карсу и остановились у селения Кюрюк-Дара, имея в 15 верстах впереди себя 60-тысячную анатолийскую армию Зарифа-паши.

23 июля 1854 Зариф-паша перешел в наступление, а 24-го двинулись вперед и русские войска, получившие ложное сведение об отступлении турок. Столкнувшись с турками, Бебутов выстроил войска в боевой порядок.

Ряд энергичных атак пехоты и кавалерии остановил правое крыло турок; затем Бебутов, после весьма упорного, часто рукопашного боя, отбросил центр противника, израсходовав для этого почти все свои резервы.

После этого наши атаки обратились против турецкого левого фланга, который уже обошел наше расположение. Атака увенчалась полным успехом: турки в полнейшем расстройстве отступили, потеряв до 10 тыс.; кроме того, у них разбежалось около 12 тыс. башибузуков. Наши потери составляли 3 тыс.

человек. Несмотря на блистательную победу, русские войска не рискнули приступить к осаде Карса без осадного артиллерийского парка и осенью отошли обратно к Александрополю (Гюмри).

Оборона Севастополя во время Крымской войны

На европейском театре с осени 1854 действия Крымской войны свелись главным образом к одиннадцатимесячной осаде Севастополя. Подробнее о ней – см. в отдельной статье Оборона Севастополя 1854-1855.

Панорама Оборона Севастополя (вид с Малахова кургана). Художник Ф. Рубо, 1901-1904

Крымская война на закавказском театре в 1855 году

На закавказском театре войны действия возобновились во второй половине мая 1855 занятием нами без боя Ардагана и наступлением к Карсу.

Зная о недостатке продовольствия в Карсе, новый главнокомандующий, генерал Муравьев, ограничивался одной лишь блокадой, но, получив в сентябре известие о движении на выручку Карса перевезенной из Европейской Турции армии Омера-паши, решил взять крепость штурмом.

Штурм 17 сентября, поведенный хотя и на важнейший, но вместе с тем и на сильнейший, западный фронт (Шорахские и Чахмахские высоты), стоил нам 7200 человек и кончился неудачей. Армия же Омера-паши не могла продвинуться до Карса за недостатком перевозочных средств, и 16 ноября гарнизон Карса сдался на капитуляцию.

Нападения англичан и французов на Свеаборг, Соловецкий монастырь и Петропавловск

Чтобы закончить описание Крымской войны, следует еще упомянуть о некоторых второстепенных действиях, предпринятых против России западными союзниками.

14 июня 1854 союзная эскадра, из 80 судов, под начальством английского адмирала Непира, появилась у Кронштадта, затем отошла к Аландским островам, а в октябре вернулась в свои гавани.

6 июля того же года два английских судна бомбардировали Соловецкий монастырь на Белом море, безуспешно требуя его сдачи, а 17 августа к порту Петропавловскому на Камчатке тоже прибыла эскадра союзников и, обстреляв город, произвела высадку, которая вскоре была отбита.

В мае 1855 в Балтийское море вторично направлена была сильная союзная эскадра, которая, простояв некоторое время у Кронштадта, осенью ушла назад; боевая деятельность её ограничилась лишь бомбардировкой Свеаборга.

Итоги Крымской войны

После падения Севастополя 30 августа, военные действия в Крыму приостановились, а 18 марта 1856 года был подписан Парижский мир, закончивший продолжительную и тяжелую войну России против 4 государств Европы (Турция, Англия, Франция и Сардиния, присоединившаяся к союзникам в начале 1855).

Последствия Крымской войны были громадны. Россия после неё утратила преобладание в Европе, которым пользовалась со времени окончания войны с Наполеоном 1812-1815 гг. Оно теперь на 15 лет перешло к Франции. Недостатки и нестроения, обнаруженные Крымской войной, открыли в русской истории эпоху реформ Александра II, обновивших все стороны национальной жизни.

Источник: http://rushist.com/index.php/russia/3404-krymskaya-vojna-1853-1856

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть